Жизнь самого успешного актера кино для взрослых Джеймса Дина

Если ты до сих пор думаешь, что будни порноактера — это сплошная угарная вечеринка с сексом, наркотиками и алкоголем, тебе просто необходимо провести хотя бы день с одним из самых успешных актеров кино для взрослых — Джеймсом Дином. Ну или хотя бы прочитать эту статью.

В Калифорнии 9.00 утра. Солнце беспощадно освещает долину Сан-Фернандо, такую непохожую на неряшливый и шумный Голливуд или центр Лос-Анджелеса, хотя она и находится всего в нескольких километрах от нашего отеля. Мы ошиваемся у ограды с подарком и поздравительной открыткой, выглядывая нашего героя. Звонка нет, стучать бесполезно. В конце концов выходит парень и подозрительно оглядывает нас через ворота. Мы кричим: «Джеймс? С днем рождения!»

К счастью, вместо того чтобы вызвать полицию, Джеймс Дин, самый известный и успешный человек, работающий в порно сегодня, приглашает нас провести свой 28-й день рождения вместе с ним.

«Не может быть, это чай», — восклицает он, и по лицу Джеймса непонятно, рад ли он нашему подарку или просто так в Лос-Анджелесе принято вежливо скрывать свое разочарование. Мы надеемся на лучшее.

Мы не случайно заявились к Джеймсу именно сегодня. Ровно десять лет назад, едва став совершеннолетним, он снялся в своей первой сцене в порнофильме. За это время он превратился из пацана, который просто решил приятно подзаработать, в гиганта порнобизнеса.

Насколько мы понимаем, о такой работе, как у тебя, может только мечтать каждый парень на земле. Так каково же это — быть Джеймсом Дином? «Я понимаю, что люди интересуются, как мне живется, — говорит Джеймс, попыхивая сигаретой, сидя на балконе своего дома, с которого открывается прекрасный вид. — То, что я делаю, это конечно круто, но работа в индустрии кино для взрослых — это просто работа, а не постоянный праздник.

Ты просыпаешься, едешь на съемку, отрабатываешь смену и едешь домой. Вот как это выглядит, если не брать в расчет секс». «И как же не брать ее в расчет?» — возмущаемся мы. «Понимаешь, для большинства людей сама идея, что можно ходить на работу, трахаться там от души и при этом, возвращаясь домой, жить обычной нормальной жизнью, — это нечто за гранью добра и зла, но поверь, секс на камеру — это не то чтобы обычный секс, ты по сути и не занимаешься сексом с партнером в кадре». Наши глаза медленно лезут на лоб, пока Джеймс не поясняет: «Занимаясь сексом на камеру, ты на самом деле занимаешься сексом с предполагаемым зрителем, а это совсем другое дело. По правде говоря, это довольно странное ощущение».

«Cъемка в день рожденья — обычное дело», — уверяет Джеймс, у которого на сегодня намечена серьезная работа для очередного сайта. В итоге, не по его вине съемка срывается, и он вынужден организовывать съемку в своем доме. Стоит отметить, что для порнобизнеса сейчас настали не самые хлебные времена. Огромное количество бесплатных стримеров наводняют Интернет таким количеством порнухи, что профессионалам за ними никогда не угнаться. Это не может не отразиться на доходах членов американского порнопрофсоюза, которые еще в 2006-м делили между собой годовую прибыль в 4,3 млрд долларов. Сейчас же только три главных «порнотьюба» могут похвастаться 9 миллиардами просмотров в месяц. Если бы пираты воровали голливудские фильмы так же активно, все актеры, режиссеры и продюсеры давно бы умерли с голоду.

Жизнь самого успешного актера кино для взрослых Джеймсома Динома

Майк Квазар, режиссер, который снимает Джеймса сегодня — один из тех, кто переживает непростое время. Именно он десять лет назад дал Дину шанс и позвал худенького паренька на пробы в фильм для взрослых. Майк шутит, распаковывая оборудование в гостиной: «Звезда Джеймса взошла как раз тогда, когда моя закатилась.

А ведь я решил его попробовать только потому, что он смешно копировал Монти Пайтон, а он смотри в кого вырос». Что же в нем действительно особенного, интересуемся мы. «Черт его знает. Мистический еврейский шарм какой-то. Есть много ребят в нашем бизнесе с которыми девушкам приятно работать, но Джеймса они просто обожают. Млеют от него все как одна».

Когда приходят еще двое актеров-мужчин, с которыми Джеймсу предстоит сегодня работать, мы понимаем, о чем говорил Майк. Барри Скотт и Уилл Пауэрс — оба огромные бритые качки, на фоне которых Дин сильно выделяется. Он как слишком симпатичный кузен твоего друга, от которого хочется избавиться в клубе, иначе все девчонки достанутся только ему.

Кстати о девушках: кому как не им оценивать привлекательность Джеймса. Взять хотя бы Ханну Лэй, которой предстоит секс с ним сегодня. Ханна начинающая порноактриса из Северной Каролины с невероятно сексуальным акцентом южанки: «Я просто влюблена в Джеймса. Как только он вошел в комнату и я впервые его заметила, я вся покраснела, потому что это же ОН». Ханна рассказывает, что все ее подруги сейчас просто умирают от зависти. Пока мы разговариваем, ее телефон разрывается от sms типа: «Трахни его дважды за меня». Что же в нем такого привлекательного, не унимаемся мы. Она пытается снова: «Он такой себе с виду приятный милый парень, но под всем этим внешним шармом есть какая-то скрытая, очень темная и возбуждающая сторона. Девушки любят такое».

МЫ говорим о делах, в его кабинете, пока Джеймс ждет съемки. Да-да, он не только актер, но и режиссер и продюсер. Сегодня ему надо сделать десятки звонков и послать сотни мэйлов, чтобы получить необходимую для съемок камеру. «Компании, которые сдают оборудование, очень переживают, если их камеры используют в съемках клипов ганста-рэперов или порно и требуют многотысячных страховок», — говорит Джеймс. Пока Дин ведет переговоры по телефону, этажом ниже уже вовсю кипит съемка, и слышны недетские выкрики Барри и Ханны.

Наступает очередь Джеймса. На удивление, секс для камеры начинается так же, как и обычный секс. Подушки на диване мешают, одежда далеко не сразу поддается. Но именно на этом этапе и проявляется особенное очарование Джеймса. В его руках нерасстегиваю-щийся бюстгальтер — это не повод для расстройства. Это трогательный и приятный момент между ним и одной особенной женщиной — его партнершей. Совсем скоро мы понимаем, что самое тяжелое в наблюдении за тем, как люди занимаются сексом, — это определиться, как тебе стоять и куда смотреть. Позже Джеймс нам рассказал, что никогда не угадаешь, как себя вести. «Я видел случаи, когда девушки обижались на то, что на них не смотрят и отводят глаза, а другие приходили в бешенство от того, что на них пялятся», — рассказывает Дин. В итоге мы принимаем позу прораба под конец рабочего дня и смотрим на происходящее как на заливку фундамента коттеджа.

Жизнь самого успешного актера кино для взрослых Джеймсома Динома

Еще одно разочарование: большинство поз в порнофильмах крайне тяжело повторить. Профессиональный секс на камеру против обычного — это как бой на звание чемпиона мира по боксу против щелбанов на школьной переменке. Но даже несмотря на чудеса выносливости и концентрации, которые Джеймс демонстрирует во время съемок, он не устает говорить Ханне комплименты и заводить ее еще сильнее. И даже когда по сценарию он спрашивает у девушки хочет ли она получить еще немного члена, он не выглядит как самовлюбленный мачо. Мы не удивимся, если узнаем, что, когда Ханна говорит «да», она действительно хочет еще.

Съемки заканчиваются, и мы запрыгиваем в огромный оранжевый Ford F-150 Raptor Джеймса вместе с его девушкой Стойей, которая веселее, красивее и умнее, чем 99% всех девушек, которых мы знаем. Глядя на то, как они относятся друг к другу, мы абсолютно точно понимаем, что работа и личная жизнь для них — две разные вещи. Пока мы едем, мы обсуждаем, как меняются вкусы любителей порно с течением времени.

«Мы шутим, что сейчас в порно поцелуи — это новый анал, — смеется Джеймс. — Порно так долго становилось все более жестким, что сейчас зрителю хочется правдоподобности».

В ответ на вопрос, как угадывать вкусы зрителей, Джеймс сознается, что до сих пор пытается понять: «Если какой то ролик на главной странице моего сайта посмотрит 100 000 человек, из которых 50 000 перейдут на следующую страницу, из которых в свою очередь 1000 купят платный доступ, я понимаю, что ролик понравился, но потому ли, что в нем большие сиськи или я что-то делаю как-то по-особенному, для меня это загадка. Так и трачу свою жизнь на просмотр статистики».

С заднего сиденья Стойя замечает, что большинство людей даже себе самим не могут сознаться в том, что же их на самом деле возбуждает: «Это очень странно, мы же легко можем объяснить друг другу свои предпочтения в еде, музыке, почему же для секса, который играет важнейшую роль в нашей жизни, у нас нет подобного словаря этикета». Джеймс добавляет: «Я думаю, что одна из проблем вокруг секса в том, что нам не совсем корректно его подают. В итоге ты можешь быть асом в механической части вопроса, но обладать массой комплексов».

По дороге мы заезжаем в студию Elegant Angel, и Джеймс предлагает перекусить в In-N-Out Burger. Мы садимся в уголке и как ни в чем не бывало едим свои бургеры и фри. Иногда на Джеймса бросают быстрые взгляды, смутно узнают и отворачиваются. «Это очень забавно, — говорит Джеймс. — Иногда парни идут ко мне навстречу с явным намерением спросить меня, откуда они меня знают, и на полпути они вспоминают, и потупив взгляд, уходят в сторону». на вопрос, как часто это бывает, отвечает уже Стойя: «Ага, иногда, как же. Когда мы приезжаем в Нью-Йорк, к нему подходят каждые пять минут, а в ателье, куда он зашел, чтобы сделать заказ, ворвалась целая толпа туристов из автобусного селебрити-тура, возглавляемая гидом, и начала фотографироваться с ним». «Ну, хорошо, я немного знаменит, — соглашается Джеймс. — Но как-то не вижу причин этим хвастаться».

Жизнь самого успешного актера кино для взрослых Джеймсома Динома

В этом весь он. Люди почему-то думают о нем как о своем в доску чуваке, который готов прийти и зажечь любую вечеринку, показательно оттрахав пару чирлидерш под крики восхищенной толпы, но Джеймс скорее свалит с такой вечеринки по-тихому, быстрее, чем ты успеешь произнести слово «груп-повуха». «Я не понимаю, как можно каждый день тусоваться и напиваться в дым, — говорит Дин. — Неужели именно так люди встречают друг друга и начинают знакомство?»

Единственное, что изменилось в Джеймсе за 10 лет, как заверил нас режиссер Джеймс Квазар, это то, что он стал гораздо большим невротиком, чем был: «Он постоянно переживает по поводу вещей, которые любого из нас бы давно свели в могилу, уделяй мы этому столько внимания. Он постоянно думает о работе, профессиональной этике, работает без отпусков и спит по 4 часа в сутки».

Вернувшись домой, Джеймс сознается, что, если бы было можно, он бы вообще никогда не покидал свой дом. Мы немедленно интересуемся, не в тягость ли ему его образ жизни в таком случае. «Я знаю, на что подписался, но понимаю, что этому нужно положить конец, и вполне возможно, очень скоро».

Так что, пожалуй, в Джеймсе самым впечатляющим является не его умение вызывать эрекцию по мановению волшебной палочки и эякулировать точно в указанную режиссером цель брызгами нужного размера. Самое потрясающее в нем то, что делает он это все, ни на секунду не прекращая думать об аренде кинооборудования, статистике сайта и даже о мнении соседей. «Думаешь, он знает, чем мы тут занимаемся?», — спрашивает Джеймс Стойю. «Уж поверь мне, дорогой, конечно, знает», — отвечает она, целуя Дина в щеку.

TRIAL NEWS