Шоу-бизнес

Творчество Кейт Буш превратило ее в первую леди брит-рока

Wuthering Heights, статус мировой суперзвезды, придирки
звукозаписывающих компаний и попытки работать по-своему. Раннее
творчество Кейт Буш превратило ее в первую леди брит-рока. Но после
первого же турне она покинула сцену. До нынешнего месяца.

Даже по стандартам бурных 70-х, 1978 год был одним из самых важных. Революционность панка привела его к международному успеху. Но в то время как The Clash и Blondie штурмовали британские чарты, саундтрек к фильму «Лихорадка субботнего вечера» на несколько месяцев занял первые места по обеим сторонам Атлантики, укрепив, таким образом, положение диско.

Будучи в это время редактором панковского фанзина Zigzag, я постоянно получал новые пластинки. Некоторые из них были передовыми, большинство — вторичное барахло. Но один сингл, присланный из пресс-офиса EMI Records за несколько дней до рождества, несомненно, относился к первой категории. Озаглавленный Wuthering Heights, он был ни на что не похож: оперный вокал, потусторонняя музыка, купающаяся в атмосферном волшебстве. На привлекающей взгляд обложке была изображена лежащая на воздушном змее экзотически прекрасная черноволосая девушка, прикрытая одним шарфиком. Ее звали Кейт Буш. И, хотя в тот момент никто не мог этого предсказать, неизвестная исполнительница и автор песен должна была вот-вот стать одной из самых влиятельных, успешных и загадочных исполнительниц, родившихся в Британии.

Больше 35 лет спустя после появления этой незаурядной визитной карточки Кейт Буш занимает уникальное положение в мире (именно оно позволяет ей делать все, что вздумается: например, устраивать 12-летние перерывы между альбомами и 35-летние — между концертами). Окружающая ее таинственность со временем лишь возросла, то же самое произошло и с преданностью се фанатов. Тот факт, что в этом году за считанные минуты были раскуплены билеты на 22 ее выступления в Hammersmith Odeon, — свидетельство уникальности ее положения и ее способности уди иляп>. Новость об этих концертах (которые начнутся в конце августа и станут ее первыми полномасштабными выступлениями после Tour OtLife 1979 года) по неправдоподобности затмила даже возвращение Дэвида Боуи.

Шумиха, сопровождающая неожиданное возвращение Буш вызывает улыбку, но не удивляет тех, кто давно знает ее и внимательно следит за ней. В начале 80-х во время бурного переходного периода в ее творчестве я провел некоторое время в ее обществе. Тогда она как раз встала на ноги как настоящий артист и настолько окрепла, что смогла показать звукозаписывающей компании и публике, что после успешного появления в музыкальном бизнесе в дальнейшем она собирается работать по своим правилам, руководствуясь своими представлениями о времени.

За пять лет я три раза брал у нее интервью: в 1980 году после выхода успешного альбома Never For
Ever, в 1982 — после появления смелого The Dreaming, и в 1985 — после завоевавшего весь мир Hounds Of Love. Поскольку я был редактором Zigzag (который все еще был ориентирован в первую очередь на свежие новости с панковского фронта, но вполне был готов также рассказать обо всем, что казалось радикальным и ни на что не похожим), ее нужно было убедить, что мои намерения абсолютно честны, и я не собираюсь над ней потешаться. Привлеченный ее индивидуализмом и независимостью, я хотел выяснить, что ей нравится, а также показать се в другом ключе, а не спекулировать на рассказах о бойфренде и не обращаться к часто встречающемуся в заголовках слову «странная». Она считала, что ее потенциальных зрителей сдерживает то, как ее изображает пресса, поэтому она решила (как потом признавалась мне), что «для меня было бы хорошо побеседовать и с представителями других журналов».

Она была (и это нередко отмечали) естественно дружелюбна и невинно очаровательна, когда говорила обо всем на свете со своим милым акцентом уроженки Южного Лондона и демонстрировала зрелость суждений, не соответствующую ее 21 году. Мы поладили на почве общей любви к Капитану Бифхарту («Он совершенно нс безумен, все это совершенно реально», — говорила она), и за последующие пять лет наши взаимоотношения становились все лучше.

Наши длинные беседы (которые, по словам Кейт, напоминали «разговоры двух психиатров») показали, что мы имеем дело с молодой женщиной, способной по лностью контролировать свою судьбу, которая, казалось, выстилается прямо перед ней, подобно дороге, вымощенной желтым кирпичом. По этой дороге она могла прыгать и бежать, как и когда ей хотелось. И каждый раз она решала, что хочет выпустить новый альбом, а не отправляться на гастроли.

К 1978 году Кейт гоже была захвачена освободительной энергией панка и поддержала его, в то время как он ломал слабые, плоские формулы, доминировавшие в тогдашней музыке. « В Англии панк сделал для меня очень многое, — объявила она в интервью американскому журналу Trouser Press. — Люди ждали появления чего-то нового, чего-то эмоционального. Если тебе есть, что сказать людям, нужно это делать».

Об этом же она говорила и во время нашей первой встречи в 1980 году, объявив, таким образом, свою независимость как художника и постулируя свое предназначение. «Оказаться забытым чертовски легко.

Если ты не будешь бороться, то легко можешь сломаться. Все должны бороться, и делать это можно разными способами. Я, конечно, стараюсь обозначить свое присутствие. Я должна это делать. Кажется, я лучше всего работаю, продюсирую, создаю в одиночестве, а у других я спрашиваю только их пожелания. Для меня это идеальный способ работы. Видите ли, я чувствую, что, с музыкальной точки зрения, я нахожусь только в начале пути. В том, что касается музыки, я еще не делаю того, чего хочу. Я подбираюсь к этом)’, но до того, чего я хочу добиться, еще далеко».

Казалось, с выходом WutheringHeights Кейт Буш появилась уже как полностью оформившаяся артистка, но история предшествующих этому судьбоносному синглу 19 лет оказывается еще более удивительной и уникальной. Это мечта, порожденная рано развившимся талантом еще в доинтернетную эпоху. Этот талант был взращен, благодаря удивительному воспитанию и стремлению все делать по-своему.

С одной стороны, ее воспитание может показаться приличествующим избранном)’ вундеркинду. Родившаяся в Бекслихит (на юго-востоке Лондона) 30 июля 1958 года девушка выросла в Веллинге (графство Кент) на ферме с 350-летней историей. Эта ферма была домом семьи Буш с 50-х годов. Фермерский дом в тюдоровском стиле отличался огромным количеством укромных местечек, где маленькая Кейт и два ее брата Джон и Пэдди могли развлекать себя, чем только пожелают: от книг из библиотеки и большого рояля в гостиной до старого амбара, где Кейт совершила свои первые музыкальные шаги, наигрывая на старой, полусгнившей фисгармонии.

Хотя ей нс нужно было работать по субботам, она много работала, чтобы достичь поставленных перед собой цочей, в чем ее поддерживал ее отец-доктор. Она не была беззаботным ребенком. Она глубоко размышляла надо всем на свете, передавая свои внутренние переживания в стихах, а позднее — в песнях. «У меня был такой переизбыток эмоций, что я могла от него избавиться, только выдавив его из себя. Сочинение стихов помогало мне с этим справиться, — рассказывала она мне. — Мне кажется, каждый человек эмоционален, и я думаю, что многие этого боятся, поскольку чувствуют, что это делает их уязвимыми. Я же считаю, что это ключ ко всему. Чем больше ты сможешь узнать о своих эмоциях, тем лучше».

Дом стал идеальным инкубатором для ее талантов. Вместо того, чтобы идти на улицу и играть с другими детьми, она сидела дома и тренировалась игре на фортепиано. Она поглощала всевозможные впечатления и знания: от классических британских детских книг (вроде «Питера Пэна» или «Ветра в ивах») до греческой мифологии. И то, и другое впоследствии найдет выход в ее песнях. Традиционная ирландская фолковая музыка звучала в доме постоянно, в то время как брат Пэдди все время играл на своих экзотических инструментах.

Она слушала Саймона и Гарфанкеля, а потом перешла к Элтону Джону, Roxy Music, Дэвиду Боуи, King Crimson и Билли Холидею. Ей очень нравились Incredible String Band и сюрреалистичные эксперименты Джона Фэя. Этот титан американской примитивной гитары настолько поразил ее, что в 13 лет она написала о нем статью в школьную газету. Эта статья заняла свое место среди прочих ее рассказов о смерти и религии.
Хотя уроки игры на скрипке, навязанныыс ей в школе, Буш терпеть не могла, она многому училась у гигантов литературы, о которых слыша от брата Джона. Также ее страстно интересовали язычество, буд дизм, восточные учения, астрология и реинкарнация. В то же самое время она обожала телевидение, особенно комедии британской студии Ealing, комический секстет Mont)’ Python, мюзиклы и фильмы ужасов, а также поглощала произведен! 1я таких авторов, работавших в жанре научной фантастики, как Кур т Воннегут и Джон Уиндхэм. Наравне с ними она ценила и Джеймса Джойса с Оскаром Уайлдом. Как-то раз она призналась мне в своей любви к Бенни Хиллу и комическому актеру Уиллу Хею.

В се открытой семье се эксперименты одобряли. К тринадцати годам она уже сочинила для своих ранних стихотворений (в том числе, The Saxophone Song и The Man With The Child In His Eyes) примитивные аккорды на фортепиано. «Я могла петь в нужной тональности, но и только, — говорила она Trouser Press. — Это был жуткий шум, на самом деле, это было нечто ужасное. Мои мелодии были более болезненными и более отрицательными… они были слишком тяжелыми».

Творчество Кейт Буш превратило ее в первую леди брит-рокаК следующему году, используя отцовский магнитофон Altai, она записала несколько катушек с дсмо-записями и набросками песен. Ее работа произвела такое впечатление на родных, что они обратились к работавшему в звукозаписывающей компании другу Джона Буша по имени Рикки Хоппер с просьбой повозить эти записи по разным компаниям. После того, как все лейблы отвергли музыку как «некоммерческую», Хоппер связался своим старым другом по Кембриджскому университету Д эвидом Гилмором. Гитарист Pink Floyd был до такой степени впечатлен, что пригласил Кейт записать демо в его домашней студии в Эссексе вместе с ним и ритм-секцией группы Unicorn, которой он также покровительствовал. «С самого начала я был убежден, что эта девочка обладает уникальным талантом», — позднее говорил Гилмор.

После того, как и это нс сработало, Гилмор решил, что единственный способ сделать шаг вперед — записать три полностью аранжированных песни. За свои деньги в июне 1975 года он арендовал лондонскую студию AIR Studios и пригласил аранжировщика Энрю Пауэлла, который работал с Cockney Rebel, Pilot и Аланом Парсонсом. Совместно с Лондонским симфоническим оркестром они записали The Saxophone Song, The Man With The Child In His Eyes и Maybe (первые две композиции войдут в дебютный альбом Буш The Kick Inside).

Гилмор дал послушать записи Бобу Мерсеру, тогдашнему главе отдела, занимающегося поп-музыкой, в EMI. Мерсер был в достаточной степени впечатлен и предложил Буш контракт. К июлю 1976 года подписание состоялось. Закончив школу и успешно сдав экзамены по 10 предметам, Буш создала компанию, которая стала вести ее дела. Это было первое свидетельство того, что в дальнейшем она будет полностью контролировать свою судьбу.

Представители EMI были готовы предоставить молодой певице время, чтобы отточить свое авторское и исполнительское мастерство. Она начала брать уроки у Лннсея Кемпа, провокационного мима, который в свое время был учителем молодого Дэвида Боуи. Под руководством Кемпа она начала насыщать свою музыку характерностью и движением — магическими элементами ее исполнительской манеры.

В то же время, чтобы отточить свои сценические умения, она с готовностью воспринимала и более традиционные элементы рок-н-ролла. Она собрала групп)’ КТ Bush Band (в ее состав вошли будущий бойфренд и соавтор басист Дел Палмер, гитарист Брайан Бат и ударник Вик Кинг), предполагая, что ей придется давать концерты. За двадцать фунтов за вечер они исполняли классические композиции Beatles, Stones, Free и Motown, а также такие оригинальные песни Буш, как Them Heavy People и The Saxophone Song, в лондонских пабах и клубах. Это был ее первый опыт выступления на сцене.

Хотя некоторые концерты проходили почти без зрителей, когда в период с апреля по июль 1977 года группа работала на постоянной основе в пабе Rose Of Lee в Льюишеме, после нескольких первых недель клуб стал забиваться до отказа. Одетая в минные платья Кейт отрабатывала свои танцевальные движения, а например, во время исполнения James And The Cold Gun она одевала ковбойский костюм и размахивала игрушечным пистолетом.

Но, наконец, представители EMI призвали Кейт Буш записать дебютный альбом. Она много лет готовилась к этому моменту, и песни уже были написаны. Поначалу ей пришлось бороться с тем, что звукозаписывающая компания отнесла ее в число тренькающих на фортепиано артисток, работающих на женскую аудиторию, но с самого начала тихо уверенная в себе Кейт строила свои небоскребы из вокальных наложений.

71 1 he Kick Inside был записан в студии AIR за шесть недель в июле-августе 1977 года.
Участники The КТ Bush Band, естественно, полагали, что они будут играть со своей вокал покой, но продюсер Эндрю Пауэлл пригласил музыкантов, с которыми работал прежде, в том числе басиста Дэвида Пэтона и гитариста Иэна Бейрн-стона из Pilot (эта группа в 1975 году заняла пер-
вое место с песней January), а также ударника Стюарта Эллиотта и клавишника Данкана Маккея из Steve Harley’s Cockney Rebel.

На этом этапе Буш позволяла, чтобы ее вели, можно даже сказать, руководили ею, считая это частью процесса своего обучения. Кажется, как будто для нее любой опыт, даже неприятный, был очень важен, хотя бы потом)’, что он показал ей, чего делать не надо. Подобно Мику Джонсону из The Clash, который прилежно осваивал методы работы Сэнди Перлмана, трудившегося над вторым альбом группы, чтобы затем стать сопродюсером такого шедевра, как London Calling, Буш наблюдала за тем, как работает Пауэлл, чтобы через пару лет отправиться в самостоятельное плавание.

Хотя впечатления от альбома несколько ослаб,ляли традиционные структуры песен и музыкальные «примочки» того времени, в нем все же достаточно сильно отразился характер и видение исполнительницы, чтобы отличить его от других. Вдохновленный старинной балладой заглавный трек рассказывает зрителю об инцесте между братом и сестрой и написан как бы перед самоубийством беременной девушки. Название Them Heavy People перекликается с работами греко-армянского суфийского мистика Гурджиева. В НАтоиг Looks Something Like You проявляется ее на удивление зрелое отношение сексу в туманном угаре. Зачастую в роке эта тема подается на самом базовом уровне как мужская похвальба инструментом в штанах, а, между тем, Буш насыщает чувственный мир увлекательными описаниями. Значительная часть материала с этого альбома рассказывает о пробуждении ее собственного сексуального инстинкта. Для автора-женщины это был довольно новый подход, хотя оценен по достоинству он будет только, когда стихнет шум вокруг других, более явных характеристик ее авторской манеры.

Кроме того, был еще сингл. Тот самый. На его написание Буш скорее вдохновили последние несколько минут экранизации 1970 года, чем сам роман Эмили Бронте. Песня JYutbering Heights была написана в полнолуние за несколько дней перед началом записи альбома. Эта композиция исполняется и от лица призрака Кэтрин, которая бродит по холодной пустоши, и фраза «Этоя, Кэти» стала прекрасной визитной карточкой. Боссы EMI хотели, чтобы первым синглом стала более традиционная песня James And The Cold Gun, но Буш твердо стояла на своем, и се желание было исполнено. А ведь для того времени это было довольно необычно, поскольку звукозаписывающие компании нередко брали верх над артистами. Впрочем, это лишний раз указывает на ее тихую силу, благодаря которой Буш могла добиваться своего и делать то, что запланировала.

Сингл был выпущен 20 января 1978 года и, благодаря выступлению на Top Of The Pops попал в Топ-50 (позднее Буш говорили, что, глядя это выступление, будто «видели свое умирание»), а потом — и на первую строчку. Таким образом, Буш стала первой женщиной, собственная песня которой заняла первое место в Британии. Однако теперь пришло время много и тяжело работать.

Имея в своем арсенале хит на первой строчке хит-парада, Буш должна была много времени потратить на раскрутку альбома: телепередачи, презентации, интервью… В мае вышел ее второй сингл — воздушная композиция The Man With The Child In His Eyes.
И ей опять пришлось столкнуться лоб в лоб с представителями ЕМ1, которые отдавали предпочтение Them Heavy People. Буш победила.

Но была и оборотная сторона. Захваченная водоворотом успеха, она скучала по друзьям, своей семье и стабильности домашнего очага. К тому же, у нее совершенно не было времени, чтобы вновь наладить отношения со своей музой и написать новые песни. Оказавшись перед необходимостью предоставить новый альбом через месяц, она смогла написать всего три песни, а за остальными пришлось обратиться к прежним накоплениям. Июль она провела взаперти в студии Superbear на юге Франции, где записала 10 треков, составивших ее второй альбом Lionheart.

Поскольку она стремилась к более мощному звучанию, ей позволили призвать музыкантов из КТ Bush Band, но тут она столкнулась с Пауэллом, который опять хотел использовать своих музыкантов. В какой-то момент обе группы музыкантов записывали один и тот же
альбом для артистки, стремившейся более полно контролировать процесс работы. В конечном итоге, одобрение звукозаписывающей компании получила команда Пауэлла, а КТ Bush Band сыграла только два трека. Буш пришлось закусить губу и смириться с тем, что Пауэлл впоследствии называл «синдромом второго альбома». Это был еще один определивший ее жизнь опыт, который она никогда не захочет повторить.

Первый сингл Hammer Hmror застрял на 44-й строчке, а высшим достижением для альбома, выпущенного в ноябре, стало 6-е место.
Буш была недовольна тем, что ее поторопили с записью Lionheart, и впредь такого допускать не собиралась.

«Это страшная ловушка для артистов, потому что обычно они очень чувствительные люди, возможно, даже несколько неврастеничные, — говорила она мне в 1980 году. — Именно поэтому они и пишут. Ведь им нужно избавляться от кое-каких эмоций и впечатлений. Обычно таких людей также сопровождают неврозы, чувство незащищенности. И при стрессе и проблемах с восприятием реальности такие люди неизбежно ломаются. Давление, оказываемое на них, им кажется чрезмерным. Они теряют самих себя и все, что имеют. И это очень печально».

«Я не собираюсь позволять успеху давить на меня и топить меня, заставляя тратить все, что у меня есть. Жизненные стрессы, конечно, могут иметь место в жизни каждого. С этим ничего не поделаешь. Остается лишь пытаться быть как можно более сильным. А вот давление, которое оказывает на тебя успех, — совершенно бессмысленно. Успех — это ярлык, который на тебя пытаются навесить другие люди.

Я не ощущаю себя успешной. Мой успех заключается в реализации моего искусства, совершенствовании моего искусства. Этого мне никогда не удастся достичь. Никогда. Я должна смириться с этим».

Если у истории с Lionheart был положительный аспект, то он заключался в том, что он дал толчок к ее первому и единственному турне. Гастроли открылись концертом в Ливерпуле третьего апреля 1979 года, а турне, названное Tour Of Life, стало логической кульминацией ее интересов к музыке, танцам и театру. На сегодняшний день это остается ее единственным концертным туром. В передовом шоу Буш проживала свои песни с танцовщиками и мимом-волшебником Саймоном Дрейком.

Творчество Кейт Буш превратило ее в первую леди брит-рокаЯ два раза побывал на концертах этого турне в лондонском театре Palladium. В первый раз я был в компании Сьюкси Сью, решившей посмотреть на конкурентку. Однако наши билеты оказались проданы, и нам пришлось тесниться на галерке. Поэтому я пошел во второй раз. На этот раз я находился на расстоянии нескольких рядов от сцены. Это была максимально возможная театрализация поп-музыки. Только легендарный концерт Боуи в театре Rainbow и его турне Diamond Dogs два года спустя могли сравниться с выступлениями Буш. Как и в случае с Боуи, песни Буш стали отдельными номерами с реквизитом и декорациями, а также с включениями элементов кино и бурлеска. Нередко она пользовалась таким передовым оборудованием, как головной микрофон. За концерт она переодевалась 17 раз, а в числе ее нарядов были костюмы ассистента волшебника, стрелка, туалет в стиле фильма «Бриолин» и одеяние призрака.

Концерты открывались песней Moving, для исполнения которой Кейт появлялась на сцене перед большим, овальным экраном, на который проецировались изображения морских пейзажей, пустынь и облаков. Она успевала охватить оба первых своих альбома и даже третий, поскольку также пела Egypt (в одеянии Клеопатры) и Violin. В духе театральной постановки песни не объявлялись, но сольные баллады на фортепьяно просто завораживали. Основная часть шоу завершалась одиссеей космического ковбоя в James And The Cold Gun, во время первого выхода на бис исполнялась Ob England, Му Lionheart (песня обыгрывалась как фильм периода Второй мировой, а на Кейт красовались шлем и кожаная куртка), а под занавес шла композиция WutheringHeights.

В мае были даны три дополнительных концерта в Hammersmith Odeon. Доходы от первого из них пошли на помощь семье осветителя Билла Даффилда, трагически погибшего накануне концерта в Пуле. На сцене к Буш присоединились Питер Гэбриэл и Стив Харви. Все они исполнили песни друг друга.

«Танцоров и волшебников на сцену тогда не выводили. В видеоклипах можно было использовать всякие примочки и аксессуары, но даже на самом пике экстравагантности ни Queen, ни Floyd не использовали во время выступлений других,людей, — говорит Брайан Саутхолл, занимавший должность главы отдела по взаимодействию с прессой в EMI во времена работы с Буш. — Это было четко распланированное и хореографически поставленное шоу. Песни разыгрывались как представления, а не просто игрались. Это было невероятно. Она соглашалась отправиться на гастроли только так, как она хотела. Это была дорогостоящая, экстравагантная постановка.

Она не была готова участвовать в чем-то традиционном. Кейт очень твердо знала, как должна исполняться и подаваться се музыка. Это было очевидно с самого первого альбома. Она была независима и хотела поступать по-своему».

Она также твердо решила больше не повторять изнуряющего турне. Несмотря на предложения выст упить на престижнейшей площадке Radio City Music Hall в Нью-Йорке или поработать на разогреве у Fleetwood Mac во время огромного тура Tusk, после последних концертов в Hammersmith Буш на тридцать пять ле г отказалась от концертных выступлений.

Сыграв по правилам звукозаписывающей компании при записи двух первых альбомов и доказав, что она вполне может неплохо заработать на концертах, для Never For Eve}-1980 года Буш намеренно взяла продюсерскую власть в свои руки, тогда она впервые стала во главе творческого процесса. Впрочем, еще было с чем бороться: компания EMI хотела увидеть в качестве первого сингла живенькую Babooshka, но Буш настояла на эпической Breathing. По сей день эта композиция остается самой экспериментально амбициозной в ее творчестве. Она исполняется от лица эмбриона, не желающего выходить в изуродованный холокостом мир. Затем вышли Babooshka и антивоенная Army Dreamers.

Летом 1980 года Буш с успехом оправлялась после разочарования,
вызванного Lionheart. Когда мы встретились в штаб-квартире EMI на Манчестер-сквер, сотрудники компании в соседней комнате праздновали тот факт, что Never For Ever оказался на первом месте в чарте альбомов. «Я все еще не могу поверить, — осветилась улыбкой Кейт, а потом с гордостью отметила свое смелое движение в новом направлении, попутно с легкостью и изяществом отметая первые два альбома. — я чувствую, что для меня этот альбом — новый шаг. Два первых альбома были уже так давно, что они для меня перестали быть реальными. Они уже больше не имеют ко мне отношения. Думаю, публика должна воспринимать это свободнее. Когда ты вешаешь на артиста какой-то ярлык, ты уже начинаешь ждать от него определенного звучания».

« Когда ты только становишься известным, люди говорят, что ты делаешь нечто новое. А если ты выступаешь уже два-три года, тебя уже считают old hat и хотят отмести как легкую, а я совсем не ощущаю, что с художественной точки зрения меня нельзя отнести к представителям легкой музыки. Хотя свою музыку к панку я бы тоже не отнесла! Иногда это даже не рок… Не знаю. Мне кажется, что вешать ярлыки на музыку неправильно. Даже „панк» охватывает столько всего. Думаю, такому раскладыванию по полочкам нельзя потворствовать. Мне кажется, что эти ярлыки могут убить артистов. Если бы люди могли принять музыку как музыку, а людей просто как людей…. Мы же инстинктивно пытаемся это делать».

Когда мы встретились в следующий раз, чтобы поговорить о ее четвертом альбоме The Dreaming, она продвинулась еще дальше. В своем новом детище она еще больше расширила горизонты, обращаясь к новым технологиям. Теперь она признавалась, что продажи альбома для нее не имеют большого значения.

«Я понимаю, что чем больше я пишу, тем меньше меня беспокоят продажи, и тем лучше мне от этого, — рассказывала она. — Помню, что при работе над вторым и третьим альбомами я нередко задумывалась, как отреагируют люди на ту или иную песню. Но мне бы не хотелось продолжать это делать. Пусть уж я лучше потеряю некоторых своих слушателей. Ведь сейчас я занимаюсь именно тем, что мне хочется. Я иду туда, куда хочу. И я хочу, чтобы так продолжалось дальше. Не знаю, что произойдет дальше».

А дальше Кейт Буш полностью взяла в свои руки власть над собственной карьерой. Ее альбом 1985 года Hounds Of Love стал работой настоящего художника, обладающего ясным видением и осознанием того, кто он такой и чего хочет добиться. Паузы между альбомами стали все длиннее, поскольку она все больше сосредотачивалась на работе в студии и на семейной жизни со своим мужем Дэном Макинтошем: четыре года между Hounds Of Love и The Sensual World, еще четыре между последним и The Red Shoes, а потом поражающие 12 лет до появления Aerial (на самом деле, в 2011 году она выпустила два альбома).

Она не только отошла от трудоемкого процесса выпуска и раскрутки альбомов и полностью отказалась от концертов, если не счи тать нескольких выступлений в качестве приглашенной гостьи с другими артистами. Самым недавним из ее появлений на сцене стал выход на сцену Royal Festival Hall в 2002 году вместе с Дэвидом Гилмором, тогда они дуэтом исполни,ли Comfortably Numb Pink Floyd.

Все это изменилось в марте, когда она объявила о том, что в Hammersmith Apollo состоится серия концертов, названная Before The Dawn (стоит обратить внимание на то, что это не полноценное турне, а несколько выступлений в одном месте). После того, как на протяжении трех десятилетий все гадали, когда же она вернется на сцену, люди стали гадать, что она будет делать теперь, когда она-таки на эту сцену вернулась.

«Я всегда считал, что, в конце концов, ей придется выбраться из своей скорлупы, — говорит Стив Харли. — Возьмет ли она с собой на сцену волшебников и иллюзионистов? Мне все равно. Даже если она на протяжении двух часов будет сидеть за фортепиано в сопровождении одного гитариста — для меня этого будет более чем достаточно».
Это, действительно, так. Ведь вообразить, что она запланировала, абсолютно невозможно.

Комментарии

Самое популярное

Наверх