Джон Ньюман едет с концертом в Москву

Восхожящая звезда, кумир всех английских девушек, стиляга и поэт Джон Ньюман едет с концертом в Москву.

В жизни он такой же, как на фотографиях. Фирменная челка и наряд нео-Элвиса: черная футболка, черная куртка, черные брюки и лоферы, носки ослепительно-белые, поблескивает золотая цепь. Удивительная грация для парня ростом метр восемьдесят три: взмах руки, золотые «рейбаны» летят прочь, и он меня целует. Я моментально забываю, что жду его в кафе уже час.

Дебютный альбом Джона Ньюмана Tribute взорвал британские чарты в прошлом октябре, а сингл Love Me Again перешел границы, возглавив хитпарады в десятках стран, и принес ему номинации на премию Brit Awards в категориях «Лучший сингл» и «Лучший исполнитель». Фанатки молятся на его пронзительный вокал и лиричные интеллектуальные тексты, а критики сравнивают с Эми Уайнхаус и Адель. Сейчас он заказывает сок из шпината — недавно сел на соковую диету, чтобы быть в форме перед предстоящим туром. Двадцать пятого июня Джона ждут с концертом в Москве, в клубе Ray Jiisi Arena. А пока он легко, без придыханий рассказывает мне о своем тернистом пути к статусу звезды. Ньюман вырос в кромешной нищете, в городке Сеттл в Северном Йоркшире, единственная достопримечательность которого — железнодорожная станция, где надве минуты останавливается скорый поезд. Отец зверски пил н бросил жену (она работала в молочном магазине) и Джона со старшим братом, когда им было шесть п одиннадцать. «Нам повезло, что у нас прекрасная природа, а цены невысокие, вот мы п не померли с голоду, — рассказывает Джон Ньюман. — Но я ненавидел Сеттл за то, что он такой маленький п все чешут языками. Там веками ничего не меняется». Ни с отцом, ни с приятелями детства он не общается, хотя до сих пор говорит с сильным северным акцентом, «да и взгляды на жизнь у меня йоркширские».

Джон Ньюман едет с концертом в Москву

Джон подрабатывал диджеем, а в свободное время слушал любимые пластинки мамы (Джон обожает ее и, как только заработал немного денег, перевез в Лондон, поближе к себе). В шестнадцать поехал в Лидс учиться в музыкальный колледж: «Это было супер — я изучал теорию музыки». Там случилась трагедия: двое его самых близких друзей погибли в автокатастрофе. «Пока остальные учились и сидели в библиотеках, я в память о них напивался каждый вечер, приходил домой, рыдал и играл на гитаре. Но зато нашел свой звук».

Из Лидса он вскоре уехал — «стало слишком тесно». Похожие чувства у пего сейчас к артистическому Кэмдену, где он снимает квартиру последние пять лет. «Чем больше я узнаю людей, тем больше понимаю, что не открываю в них ничего нового». За последние пол года он перенес операцию — ему удалили доброкачественную опухоль мозга. И он вновь собирается в тур.

«Гастроли помогают мне убежать от всего, — говорит Джон. — Бывают моменты, когда чувствуешь себя в ловушке, но у меня классный менеджер, он раньше работал с Эми Уайнхаус — и понимает, что человеку нужно личное пространство п перемена мест». Группа, которая повсюду сопровождает Джона, — его вторая семья. «Для нас каждый выход на сцену — как посиделки в баре, так нам комфортно друг с другом, поэтому фанаты нас и любят — они чувствуют, что мы настоящие».

Свой дебютный альбом проникновенных рок-баллад он называет музыкой расставания. «В тот момент мне было важно рассказать, как я переживал разрыв со своей девушкой Эллой Эйр». Первые строки его песни Out of My I lead гласят: «Вот уже шестнадцать недель прошло с тех пор, как ты ушла, я живу один, и от тебя не осталось ничего, никаких воспоминаний». Сейчас Джон ни с кем не встречается — иногда таблоиды пишут о его интрижках с дамами постарше, но сам он уверяет, что общение с женским полом ограничивается походом с сестрой от второго брака мамы в магазин косметики Kield’s: «Купим пару кремов. Я стал следить за кожей и очень доволен!»

Джон Ньюман не расстается с блокнотом — записывает мысли, делает наброски, рисует эскизы костюмов и декораций. Эскизы воплощает в жизнь легендарный лондонский портной Ник Харт, основатель марки Spencer Hart, который одевал Дэвида Боуи и Робби Уильямса.

К нему мы и едем во время нашего интервью. Джон хочет выпустить собственную линию одежды — на нем и сейчас брюки и рубашка его дизайна, а вот кожаная куртка от Лагерфельда. Браслеты и перстни для концертов он тоже придумывает сам, а делает их жена Харта — Айда.

Джон Ньюман едет с концертом в Москву

Наша задача — примерить костюмы для выступления на музыкальном фестивале Coachella в Калифорнии, где Джон сыграет на одной сцене со звездами электро-попа Fatboy Slim и канадскими инди-рокерами Arcade Fire. Все наряды белые — в духе позднего Элвиса. «Я ношу только белое, черное и золотое. Обожаю ар-деко. Могу часами ходить и глазеть на небоскребы в Нью-Йорке. Еще часто захожу в бутик Versace, у меня там прилив вдохновения: не из-за одежды, а из-за логотипа и интерьеров». В планах Джона построить и оформить собственный дом, разумеется, в бело-черно-золотых тонах. «Не надоест?» — сомневаюсь я. «Тогда я придумаю что-нибудь новенькое!»

Джои примеряет брюки — портной уделяет им особое внимание, ведь в неистовстве танца на сцене Ньюман может посоперничать с Майклом Джексоном. «Звукозаписывающая компания разок отправила меня на урок танцев, но там я продержался полчаса. Я сам себе хореограф. Пусть не учат ученого!» Сценарии клипов он тоже пишет сам. В финале видео Love Me Again — автокатастрофа, и на мой вопрос о погибших друзьях говорит, сначала немного заикаясь: «Да, это было небольшое посвящение им, хотя никто, кроме тебя, этого не заметил. Я не могу написать о них песню, как не могу написать ее об отце, потому что это никому не интересно». Не тяжело ли ему петь о душевных ранах каждый вечер? «Мои песни — как гипс: раны заживают уже под ним». Сейчас Джон работает над вторым альбомом и тему держит в секрете, но уверяет: «Это точно не будет радостный веселый альбомчик о тусовках в клубах». И я ему верю — это серьезный молодой человек.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
TRIAL NEWS