Дмитрий Марков: «Люблю технически красивые вещи»

Руководитель направления High End Дмитрий Марков работает в компании А&Т Trade практически со дня ее основания. Это человек, который любит хорошую музыку и качественный звук и разбирается и в том, и в другом.

Руководитель направления High End Дмитрий Марков работает в компании А&Т Trade практически со дня ее основания. Это человек, который любит хорошую музыку и качественный звук и разбирается и в том, и в другом.

Дмитрий, с чего начинался А&Т Trade для вас?

Весной 1995 года в «клубе филофонистов» — на «Горбушке», на площади, где толкались-менялись, стоял Володя Дыч и раздавал листочки с текстом о том, что открылась новая компания — дистрибьютор радиоэлектроники. Там же были проспекты брендов, представленных этой компанией. Так я впервые услышал об А&Т Trade.

Время было мутное, каждый выживал как мог. Но также это было время, когда закладывались основы будущих больших компаний, сориентированных на долгосрочный бизнес. Я всю жизнь в музыке. С 6 лет учился, играл, слушал. И вот вдруг попал в место, где мне платили деньги за то, с чем я бы и бесплатно с удовольствием возился 24 часа в сутки.

Вначале я сотрудничал с компанией А&Т Trade как частный дилер, отработал на первой выставке Hi-Fi на Пресне. И после непродолжительных наблюдений президент компании Юрий Веренов (с ним мы были знакомы и раньше) сделал мне предложение, от которого трудно было отказаться. И вот с 1 сентября 1995 года я в А&Т Trade Hi-Fi.

Что тогда представляла собой компания А&Т Trade?

Уютный особняк на Остоженке. В нем размещалось несколько подразделений тогда уже твердо стоявшей на ногах компании. Для вновь созданного А&Т Trade Hi-Fi выделили две комнаты. Там тогда работали четыре человека. В этот дружный коллектив я и влился.

Как быстро росла компания?

Я попал в нужное место и в нужный момент. Именно в это время начался активный рост. Был огромный интерес к качественному звуку. Мелочей не было. От кабеля до сетевой розетки. Могли часами слушать, сравнивать. Аюди вдруг получили доступ в другое измерение, мир высококачественной техники.

В нашей компании каких-то революционных сверхрывков не было. Мы просто планомерно, каждый год ставили себе задачи и так же планомерно, из года в год выполняли эти задачи. Все произошло вовремя. Появился свой склад, появлялись новые сотрудники, произошел переход на электронную документацию. Для меня лично последнее далось довольно болезненно.

Я и до сих пор, в общем-то, человек аналоговый. А тогда для меня компьютер был вообще чем-то жутким. Страшно себе представить, но тогда и мобильный телефон еще не появился у обычных граждан. Так что пришлось освоить ПС, без этого работать уже не представлялось возможным.

А с чего начиналась дилерская сеть?

Когда я пришел в А&Т Trade, уже довольно много дилеров сотрудничали с компанией. Очень приятно, что они до сих пор с нами. Как московский «Солярис» во главе с Константином Ляшенко, тюменская «Нирвана» с Алексеем Сидельнико-вым во главе и многие другие. За что им огром- ное спасибо. Изначально мы очень плотно работали, можно сказать, довольно агрессивно вели себя на рынке. Выезжали на места, договаривались о встречах буквально с каждым. Многие стали эксклюзивными дилерами. Это стало большим шагом вперед как для нашей компании, так и для выбравших такой формат сотрудничества наших бизнес-партнеров.

За время вашей работы в А&Т Trade менялись бренды…

Нет, не менялись. Какая-то ротация, конечно, есть, но очень небольшая. Мы очень придирчиво подходим к выбору брендов. В пакете А&Т Trade нет случайных позиций. С самого начала мы работаем с Transparent Audio, Straight Wire, Exposure, Onkyo, Thiel Audio, Classe, TEAC. Огромным событием стало для нас получение на дистрибуцию Bowers & Wilkins. Это компания не промахивается. Конечно, с приходом эры «умного дома» мы не только расширили пакет брендов, но создали в компании отдельное подразделение, занимающееся этим направлением.

Кстати, наличие у А&Т Trade профессионального подразделения помогало вам в работе?

Прямого взаимодействия между нами не было, но на первом этапе жизни нашей компании влияло позитивно — прежде всего повышало имидж. Профессиональный А&Т Trade всегда был очень узнаваем среди музыкантов и сопутствующих им профессий. Когда ты говорил, что ты из А&Т Trade, менялось отношение: компания солидная, значит, можно доверять. Сейчас, конечно, нас и так прекрасно все знают.

За эти 19 лет, что вы проработали в компании, появились ли у вас любимые аппараты? Скажем, назовите три самых-самых устройства.

Этот вопрос сродни: «Ваше любимое музыкальное произведение?» А у меня их очень много, на каждый день, погоду, настроение и политическую ситуацию. Дело в том, что через меня прошло огромное количество аппаратуры. И там было много выдающихся моделей.

Вот, например, дома я слушаю один из абсолютных виниловых флагманов: SME30-12. Казалось бы, что еще надо? Так нет покоя в душе — скоро мы получаем новый стол Luxman PD-171L, и я брожу по дому в поисках места, куда его поставить, хоть и не нуждаюсь во второй вертушке. Просто не могу себя заставить не взять себе такой. Есть грех — люблю технически красивые вещи. Кажется, тонарм — это палка с подшипником, а я смотрю на него как на произведение искусства.

Чтобы не оставить вопрос без ответа, я просто скажу, что слушаю сейчас дома. Именно сейчас, ибо этот список постоянно меняется. Это такой способ держать себя в профессиональном тонусе. Кроме того, я аппарат подбираю под себя, без учета ценовых категорий. У меня, например, кабель для тонарма стоит столько же, сколько и фонокорректор, так что прошу не удивляться.

Итак, это предварительный усилитель Primaluna Dialog Premium, оконечные моноконцы Exposure ЗОЮ, CD-плеер можно в расчет не брать, дома CD практически не слушаю (хотя это Exposure ЗОЮ), фонокорректор PS Audio NuWave Phono Converter, регенератор тока PS Audio PerfectWave Power Plant 10, ГЗК — Clearaudio Stradivary V2.

А теперь немного о том, что не меняется. Кабели, включая сетевые, — Transparent Audio. Это абсолютно мой звук. Это кабель, который дает породистый детальный звук, не повышая при этом резкости в средних частотах. Виниловый стол — SME30-12 с тонармом V-12. И конечно, акустика Dunlavy IVA — эти колонки у меня уже 17 лет. Это мой прибор для проверки остального тракта и компонентов, входящих в него.

Компании Dunlavy Audio Labs много лет как нет. Собственно, я когда-то и купил последнюю пару с нашего склада. Это под 2 м ростом на-польники, компрессионные, по схеме дАпполито, с практически идеальным импедансом (4 Ом — номинал, в минимуме 3,5, а максимум — 5 Ом), чувствительность 91,5 дБ. Аабораторный идеал, и что тут нового можно создать? Это не лучшие колонки в мире, но это, безусловно, веха в производстве высококачественных АС.

За все годы, проведенные вами в мире High End, какие технологические инновации пришлись по душе, понравились больше других?

Новые технологии… Я в этом смысле противный очень. Можно меня консерватором назвать, хотя я себя таковым не считаю. Я открыт новым идеям и с удовольствием их принимаю. Но мой страх в том, что я боюсь обмануться. А сегодня со всех сторон идет обман. Люди привыкли читать рекламные слоганы.

Например, вот видишь ты плакат, на котором написано: «Обновление кожи за две недели. Вы почувствуете себя молодым». Ты же этому не веришь. Понимаешь, что это обычный крем, которым помазал физиономию, была кожа сухая — стала влажной.

Другими словами, мы эти слоганы давно не читаем буквально, но при этом вся эта требуха отнимает много времени в жизни. Объем информации, которая на тебя валится, не соответствует твоему временному циклу. Ты должен поспать 8 ч, чтобы чувствовать себя нормально, тебе надо время поесть, на семью, на увлечение и, конечно, на работу.

Приходится все фильтровать. Я сам отталкиваю то, что мне не нужно знать. Вполне возможно, что на сковородках ныне используется какое-то революционное покрытие, но меня это не интересует. И если у меня нет iPhone, не надо меня считать отсталым, просто я с детства нестроевой человек. Я не могу бежать за толпой, мне всегда нужно что-то свое. Революций-то за последнее время было уже и не перечесть, просто мы их уже не замечаем. За последние 20 лет поменялся уклад жизни, социальная структура поменялась. Но революции в аппаратуре… ну не так уж они и важны. Вот мне, например, революционным показался факт возвращения винила.

На твой взгляд, почему люди снова стали слушать виниловые пластинки?

Мне кажется, это результат усталости людей. Винил — стандарт, который ни с чем не борется. Появился CD — у всех стал CD. Потом людям сказали, что нужно SACD. Потом оказалось, что вообще диски не нужны, все в медиаплеер закачивай. А человеку надо что-то трогать, у нас для этого есть руки и пальцы.

Я могу долго пересматривать пластинки, листать буклеты, изучать, кто участвовал в записи. А туг берешь iPhone, музыка играет, да, удобно, но для меня это холодно. Так можно и по фотографии жениться, там же все что нужно есть. И генетическими материалами по почте обмениваться.

Но, положа руку на сердце, вы этого хотите?

Так вот винил — он не пришел на смену какому-то формату, ему уже скоро 100 лет будет.

У него приятный звук, его характер многим нравится. Например, у меня есть приятель, работает автослесарем. Он не аудиофил, но меломан, музыку любит. Стоит у него AV-ресивер Onkyo, обычная такая система. И вот он мне говорит: «Я хочу винил». Мне приходится объяснять, что это непростая вещь, что разницы он на своей системе не услышит, и даже, наоборот, будет хуже, и что вертушку-то он копеечную взял со встроенным фонокорректором. А он мне: «Дима, вот не поверишь, но мне приятно на него смотреть». И кто поспорит?

Разве плохо, если глазу приятно?

Так можно и к цифровому медиаплееру приделать что-нибудь движущееся на моторчике… Если инженеры найдут этому обоснование. Надо сказать, вообще развитие медиаплееров идет по пути миниатюризации. Идеалом будет вживление в кожу, чтобы вообще его не было видно. Но при этом он должен вмещать много информации. Только мне не информация нужна, а вещи и эмоции.

TRIAL NEWS