Автоспортсмен Олег Редькин о соревнованиях

Для того чтобы научиться получать истинное удовольствие от участия в гонках, калужскому автоспортсмену Олегу Редькину потребовалось два года тренировок и упорного труда, а опыт участия в федеральных первенствах по ралли, автокроссу и ралли-кроссу помог ему выбрать из моторных видов спорта наиболее подходящий. О том, сколько времени, сил и энергии требует участие в соревнованиях, а также о проблемах калужского автоспорта и женщинах-гонщицах Олег порассуждал в интервью Trial-News.RU

— Олег, ты пришел в автоспорт уже в зрелом возрасте, хотя принято считать, что лучше начинать заниматься с детства. Ты ощутил на себе эту разницу?

— Начинать заниматься любым спортом, будучи уже взрослым человеком, однозначно сложнее. Конечно, я не могу сказать, что было бы, приди я в пятилетием возрасте, скажем, в картинг. Поэтому я не могу провести прямое сравнение. Но в детстве я занимался другими видами спорта, и скажу, что у взрослого человека нет той базы, что есть у ребенка. То, что у этих детей заложено просто в моторике, в крови, мне проходится проносить уже через голову и заставлять свои руки и ноги делать то, что у них уже годами наработано. Я спортом занимался всю жизнь, благодаря этому у меня хорошая физическая подготовка. Могу легко переносить нагрузки, у меня есть нужные реакции… Но если бы я не занимался с детства вообще ничем, то сейчас стремиться к результату в моторных видах спорта было бы невероятно трудно.

— Начинал ты с ралли, потом автокросс, теперь ралли-кросс… Ты ищешь то, что подходит именно тебе, или это просто желание попробовать как можно больше видов гонок?

— Почему я сначала попал в ралли? Потому что в детстве, когда я видел по телевизору эти машинки, несущиеся по лесу, мне казалось, что именно в этом и заключается автоспорт. Сейчас я понимаю, что ралли, наверное, — один из самых сложных видов спорта, и прийти туда просто так, неподготовленным, нереально.

— А в чем сложность ралли?

— Это командная гонка, в первую очередь. И нужен не только хороший штурман, но и команда грамотных механиков, качественная подготовка… Когда ты зависишь от многих людей, идти к результату гораздо сложнее, чем когда ты один на один с самим собой и трассой. А если сравнивать автокросс и ралли-кросс, то второй мне нравится больше даже с эстетической точки зрения: отсутствие грязи, минимум контактной борьбы с соперниками, более подготовленные трассы, на порядок выше уровень организации… Конечно, дороже обходятся резина, подготовка автомобиля и само участие, но от ралли-кросса удовольствия я получаю больше. Плюс — это гонка более интеллектуальная в плане тактики. У тебя есть шанс на победу, даже если где-то ты будешь ехать не так быстро, как соперники. Можно просто подумать, выбрать немного другую тактику — и победить. Мне это интересно, так что для себя я определил: однозначно ралли-кросс.

— Как далеко собираешься идти в этом виде спорта? Для тебя гонки — это что вообще: хобби или желание достичь высоких результатов, спортивных званий…

— Знаешь, когда я только начинал, было в первую очередь желание просто попробовать. Ну а почему нет? Кто-то с парашютом прыгает, кто-то ходит на рыбалку… Сейчас я понял, что настоящий автоспорт — это огромный труд. Чтобы быть на уровне, надо работать. Помимо финансовой составляющей, нужно вкладывать и много времени, постоянно тренироваться. Я уже влез в это, и теперь пока я у себя в голове (я не говорю сейчас о спортивных разрядах) не почувствую себя мастером, человеком, который едет, я это дело не брошу.

— Как оцениваешь свой нынешний уровень вождения по отношению к 2010 году, когда ты только начинал заниматься автоспортом?

— Космос! В начале у меня не было даже представления, о чем идет речь, и что такое автоспорт вообще. А сейчас я хотя бы понимаю, что представляет собой гонка, могу оценивать ситуацию на трассе, прогнозировать действия соперников, имею навыки прохождения поворотов — это уже больше тактическая езда. Я, когда начинал, думал: «Да я 17 лет за рулем, сейчас как дам газу!». Это только потом я понял, что опыт вождения автомобиля по городским улицам не имеет никакого отношения к навыкам автоспортсмена. Началось вообще с чего? Я поехал в Москву и записался на курсы контраварийной подготовки. Хотелось просто понять, что я умею, а что — нет. И после этого обучения тренер сказал, что у меня хорошие способности и порекомендовал попробовать себя в автоспорте. Ну вот я и попробовал. Причем скажу честно: если бы я изначально знал, сколько всего это за собой потянет, я бы ни за что не ввязался.

— Но тебе же нравится!

— Ты знаешь, я кайф получать начал, наверное, только сейчас, когда стало получаться. Просто я не такой человек, который бросит дело на полпути. Первые два года это была просто упёртость: раз ввязался — значит, работай над собой, иди к результату. А настоящее удовольствие от гонки я начал получать только в этом году. Сейчас я понимаю, что, не вкладывая в это времени, энергии, сил, не имея желания учиться и добиться результата, никакого удовольствия не получится.

— Какие чемпионаты тебе хотелось бы проехать?

— На этот год есть планы поучаствовать в Чемпионате Европы по ралли-кроссу. Думаю, что на этапы в Финляндию, Данию, Швецию я пока не поеду, но побывать на этапе в Прибалтике очень хотелось бы. Плюс планирую полностью проехать Чемпионат России.

— Какая машина у тебя сейчас для гонок?

— Volkswagen Polo, подготовленный для участия в классе Super-1600. Автомобиль хорошего, среднего такого, европейского уровня.

— А как ты относишься в представительницам женского пола в технических видах спорта?

— На соревнованиях по ралли-кроссу я тесно общаюсь со спортсменкой Татьяной Елисеевой — прекрасный человек и замечательный пилот, она может себе гонки позволить. Если ей самой это нравится — почему нет? Но с детства сажать девочку за руль я бы не стал.

— То есть ты бы не хотел, чтобы твоя дочь пошла по твоим стопам?

— Не хотел бы. Это абсолютно не женское занятие, хотя в мировой истории автоспорта были женщины, которые добивались больших результатов. Но свою дочь я в этом деле пока не представляю. Когда ты взрослый, состоявшийся человек, когда ты сам выбираешь этот путь для себя — это твое дело. Хочешь — танцами занимайся, хочешь — автоспортом. Но когда тебя папа с детства запихивает в гоночную машину, и ты дышишь бензином и пылью, я думаю, это не совсем правильно. Если бы она сама мне сказала, что хочет заниматься гонками, тогда я, может быть, еще подумал бы…

— Как считаешь, в чем причина того, что в нашем городе не развит автоспорт?Я всем калужским гонщикам этот вопрос задаю.

— Сказать, что автоспорта в Калуге нет — это не сказать ничего. Тут два момента. Первый — отсутствие заинтересованности. В Германию, например, приезжаешь, — там автомобильный завод. При нем обязательно трасса гоночная. Но не только для обкатки машин. Руководство завода знает, что придут, например, 50 человек детей, сядут на картинги на этой трассе. Может быть, один из них станет гонщиком.

Но остальные просто полюбят машины, и некоторые из них в дальнейшем придут инженерами на этот самый завод, что-то изобретут и продвинут марку. Наши предприятия и руководство региона в таком подходе не заинтересованы. А второе — у нас и сами жители не хотят прилагать усилия для того, чтобы что-то здесь развивалось. Им ничего не нужно, они все — «гонщики» по улице Кирова.

Для этого ведь не требуется вложить время, силы, энергию… Можно просто поставить турбину в какую-нибудь развалину, выехать на этой машине на взлетную полосу в Грабцево, надавить на педаль, держа руль прямо, — и после этого ощущать себя великим пилотом. А автоспорт, еще раз повторюсь, — это труд. Если ты хочешь действительно кем-то стать, ты должен работать. Я знаю теперь, как пройти этот путь. Но в первую очередь здесь стоит вопрос желания.

— Может, если бы у нас была площадка для проведения тренировок и соревнований, желающих было бы больше?

— Это вообще отдельная тема. Мы ведь даже не просим строить автодром для нас. Просто — выделите землю, я сам все построю, заасфальтирую и буду пускать всех. Пусть приезжают эти рейсеры с городских улиц и носятся там. Сделать зону безопасности по всем правилам — ну, в крайнем случае, даже разобьет он на треке свою машину, но сам останется жив, и люди вокруг останутся живы. Руководство региона никак не хочет понять, что в человеке это желание — гонять на авто — все рав- но будет! Так пусть он его на закрытой площадке выражает, а не на центральной улице города! Через мастерство на трассе — к безопасности на дороге. Я вообще смотрю на то, что в городе на дорогах творится, — и у меня волосы на голове дыбом. А ведь у всех этих людей есть права. Но полностью отсутствует понимание того, как машина едет, куда, что с ней может произойти в следующий момент… И где водителям учиться управлять автомобилем, если у нас ни одной площадки для этого нет?

— Как считаешь, почему в России технические виды спорта в принципе не популярны?

— На этапах Чемпионата Европы по ралли-кроссу бывает по 50 тысяч зрителей. У нас, конечно, такого нет. В советское время автоспорт в стране был, потому что шло какое-то финансирование от государства. Сейчас все делается в основном на спонсорские деньги, а это намного сложнее. В Европе поддерживать моторные виды спорта считается престижным, в нашей стране такого интереса нет. Посмотри на Казань хотя бы — там интерес к автоспорту проявляется на уровне высшего руководства республики. Поэтому у них все процветает. А у нас гоночные трассы европейского уровня начали строиться лишь последние несколько лет. Соответственно, и зрители только сейчас начинают проявлять интерес к автоспорту. Надеюсь, что в будущем заинтересованность чиновников и, как следствие, простых граждан будет расти, что приведет к развитию автоспорта и в нашем городе.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
TRIAL NEWS