Шоу-бизнес

Peeter Vahi — Maria Magdalena

Наверняка эта запись не добралась бы до отечественного рынка, если бы в одной из партий не была бы занята узбекская певица Севера Назархан — некогда прославившись своими альбомами для лейбла Питера Гэбриэла Real World, она проявляет все большую активность на российской сцене.

Наверняка эта запись не добралась бы до отечественного рынка, если бы в одной из партий не была бы занята узбекская певица Севера Назархан — некогда прославившись своими альбомами для лейбла Питера Гэбриэла Real World, она проявляет все большую активность на российской сцене. Эта запись не относится ни к этнической, ни к поп-музыкальной стороне деятельности Севары, поскольку являет собой симфоническую ораторию на коптском языке, написанную эстонцем Пеэтером Вяхи по тексту одного из гностических Евангелий, так называемого «Евангелия от Марии Магдалины».

Имя Пеэтера Вяхи известно сегодня более в академической и электронной среде — он автор нескольких симфоний, ораторий и множества камерных сочинений, а также серьезный ученый, вице-президент Эстонского института буддизма. Некогда он был лидером популярной группы «Витамин» и пионером электронной музыки. Впрочем, Вяхи и сегодня не чурается работы на стыке жанров — выступает и записывается как с академическими музыкантами, так и с этническими, и рок-музыкантами. Собственно говоря, Севару Назархан тоже нельзя назвать оперной или камерной певицей. Однако вот уже второй раз Вяхи приглашает для записи своей музыки именно ее.

И, в общем, понятно почему. Голос Севары обладает несколькими притягательными свойствами. Во-первых, он сильный и интонационно богатый. Во-вторых, она хоть и не академический музыкант, но профессионал и умеет работать с голосом. И, в-третьих, в нем скрыта бездна эмоциональных оттенков, тех самых, что выхолащиваются у так называемых настоящих профессионалов.

И здесь эта особенность использована идеально. Тут надо сказать, что, во-первых, Вяхи не стал педалировать в музыке географические или религиозные коннотации, хотя ощущение Востока, безусловно, присутствует. Во-вторых, ему удалось создать вполне постмодернистское произведение, избежав всех подводных камней постмодернизма: и барочная полифония, и некая импрессионистская порывистость здесь, к примеру, существуют не как объекты трансформации, а как краски, оттенки, формообразующие элементы. И, в-третьих, даже не понимая того, о чем поется (увы, полный перевод кодекса на английский можно с трудом найти лишь в интернете), слушатель чувствует искреннюю страсть, благоговение и восторг, который только и возникает, когда сталкиваешься с по-настоящему значительным произведением искусства.

Комментарии

Самое популярное

Наверх