Шоу-бизнес

Дизайнер Эрика Каваллини о своем доме, где любят старину и современное искусство

Дизайнер Эрика Каваллини

«Моя одежда для женщин, не для тинейджеров», — объясняет Эрика Каваллини. Пять лет назад она создала марку Erika Cavallini Semicouture, а этой . весной открыла флагманский магазин в самом центре Милана, на улице Сант-Андреа, и впервые показала новую коллекцию в рамках Недели моды. «Меня убеждали делать футболки, или толстовки, или еще что-то такое же повседневное, но мне это неинтересно. Я люблю платья, красивые ткани, принты, мне нравится женственный стиль. Я родилась в 1972 году, но на самом деле мне следовало бы родиться на двадцать лет раньше. Мой идеал женщины — это героини сериала «Безумцы». Естественно, то, как они одевались тогда, было бы слишком неудобно при сегодняшнем образе жизни, но мой подход такой: винтаж под современным углом. Я обожаю сочетать платья из 1950-х с сандалиями или даже с кедами».

Этот подход господствует и в ее квартире в Креваль-коре, небольшом городке близ Болоньи. Диваны «Честер», комоды в стиле ампир, обеденный стол середины XIX века («Мы специально не накрываем его скатертью, чтобы чувствовать, что это вещь с историей, а не просто подставка под тарелки») гармонично соседствуют с самым передовым, если не сказать скандальным современным искусством. Не каждый отважится повесить над обеденным столом снимок из серии «Морг» итальянца Андреса Серрано, в 1987 году взорвавшего арт-мир фотографией погруженного в испражнения распятия. Впрочем, в ванной комнате у Андреа, мужа Эрики, в рамочке висит оригинал письма Наполеона Бонапарта, так что парадоксальные сочетания и неожиданные находки — главная особенность этого дома.

Само здание было построено в XVIII веке и когда-то принадлежало предкам Андреа, местным землевладельцам. В конце своей жизни, в 1880-е, здесь жил художник-реалист Гаэтано Лоди, и на потолке при входе в дом видны его фрески. В 2012 году на регион обрушилось землетрясение, пострадал и дом, а Эрике и Андреа на время восстановления пришлось переехать в ее родную Модену. Зато теперь их расположенная на втором этаже особняка квартира и фрески в прекрасной форме.

«Интерьер нашего дома — это тщательно смешанный коктейль того, что нам нравится, — объясняет Эрика, поглаживая за ухом ужасно забавную и милую эрдельтерьера Нину, второй пес Пьетро ведет себя более сдержанно и наблюдает за нашей беседой с дивана. — Здесь собранная Андреа коллекция ценных вещей, принадлежавших Наполеону, и моя коллекция культовых сумок, в том числе три Hermes Constance. А еще у нас с мужем общая страсть к современному искусству и фотографии».

Ее родная Модена — городок, знаменитый на всю Италию своим трикотажным производством. Ее родителям принадлежала одна из таких фабрик, так что мода у нее в крови. Да и страсть к винтажу проснулась у нее в очень нежном возрасте. «В то время как все мои друзья в 1990-е одевались как Курт Кобейн, я носила джинсы клеш и шубы из искусственного меха совершенно в духе 1970-х». Эрика Каваллини всегда отличалась независимостью и одну из своих многочисленных татуировок сделала еще тогда, когда это не было в порядке вещей, как сегодня. С тех пор ее тело покрылось «картинками»: индийский браслет на запястье, на другой руке — полинезийский, а еще гейша, рыба и пионы на предплечьях.

С Андреа — для него это второй брак, от первого есть сын и дочка, подростки, которые часто гостят в Кре-валькоре, — Эрика познакомилась через общих друзей в Модене восемь лет назад. Тогда она была дизайнером-консультантом для небольших брендов одежды, а у него была своя компания, импортировавшая в Италию кубинские сигары. «С профессиональной точки зрения я оказалась на тот момент в некотором тупике и взяла отпуск на год, чтобы подумать о своем будущем, — вспоминает Эрика. — Мы поехали отдохнуть в Прованс, и тут мне, как всегда, на помощь пришел блошиный рынок. Я нашла там старинную печать со львом. И, вернувшись домой, стала работать над небольшой коллекцией для друзей и для себя, используя печать как логотип. Сначала в коллекции было всего десять платьев. Их все раскупили. Я обратилась к знакомым владельцам бутиков, они начали продавать мою одежду — и дела пошли в гору».

Теперь бренд Erika Cavallini Semicouture, который представлен в четырехстах пятидесяти бутиках по всему миру, включая московский Inochi, сравнивают с Marni и Isabel Marant (только цены значительно ниже) за сочетание ярких принтов, вроде полосатой футболки с юбкой в горох, а цветочного орнамента — с геометрическим, и за силуэт, не требующий модельной фигуры: широкие юбки, пижамные штаны, объемные пальто. Сама Эрика стройная и подтянутая, ей скрывать недостатки ни к чему, но в одежде она предпочитает комфорт. Сегодня на ней рабочая униформа: шелковые пижамные штаны и большой уютный кашемировый свитер.

У меня огромный архив винтажных платьев, я держу их в офисе, который тут же неподалеку, и часто использую в качестве подсказки, — Эрика делится источниками вдохновения. — Еще я схожу с ума по кино, могу устраивать марафонский просмотр французских фильмов, особенно середины прошлого века, и обожаю весь арт-хаус: от Вима Вендерса до Тима Бертона. Еще люблю панк и рок 1980-х и 1990-х годов, причем слушаю я музыку на старом проигрывателе — обожаю потрескивание старых виниловых пластинок».
Мы сидим в столовой, стены которой покрашены в невероятный синий цвет. А точнее: цвет Oval Room Blue из каталога марки Farrow & Ball, оттенок, характерный для конца XVIII века. У стены стоит старинный массивный буфет, полный супниц из лиможского фарфора. Я недоумеваю: «Целая коллекция, а ведь вы, наверное, никогда ими не пользуетесь!» — «Пользуемся-пользуемся! — возражает хозяйка. — Мы обожаем принимать гостей, и в этих супницах подаем на стол пасту, ризотто и супы. Андреа отлично готовит мясные блюда».

На кухне обитает громадная французская плита знаменитого бренда La Cornue, свидетель кулинарных талантов хозяев дома. Над плитой расположена еще одна удивительная коллекция: серебряные, медные и латунные соусницы. Улыбаясь, Эрика предвосхищает мой вопрос и заверяет: «Да, и ими мы тоже пользуемся!»

Комментарии

Самое популярное

Наверх