Происшествия

Похоронен один из погибших в аварии на Арбатско-Покровской ветке Московского метрополитена

18 июля на Кузьминском кладбище Москвы был похоронен Александр Иванович Панин, 1953 года рождения, один из 23 человек, погибших в аварии на Арбатско-Покровской ветке Московского метрополитена.

18 июля на Кузьминском кладбище Москвы был похоронен Александр Иванович Панин, 1953 года рождения, один из 23 человек, погибших в аварии на Арбатско-Покровской ветке Московского метрополитена.

Похороны также прошли на Котляковском и Троекуров-ском кладбищах, а 19 июля несколько жертв катастрофы будут похоронены на Химкинском и Люблинском кладбищах. Тела других погибших уже отправлены в Коломну, Нижний Новгород, Липецк и другие города России и стран СНГ. Семь пассажиров попавшего в аварию поезда до сих пор находятся в крайне тяжелом состоянии и более 40 — в тяжелом.

Вадим Панин, баскетболист команды УНИКС: «Последний раз я разговаривал с отцом накануне вечером. Я заезжал домой, и он сказал, что утром едет на похороны друга. Отец рассказал, что у друга была очень глупая смерть. Но эта смерть оказалась еще глупее, чем та, о которой он рассказывал. Он ехал на Троеку-ровское кладбище. Не доехал одну станцию.

Об аварии я услышал по телевизору. Не подумал, что она может меня коснуться, но потом позвонила мама и сказала, что у отца не работает телефон.

Мы позвонили его друзьям, все они были на похоронах. Одного его не было. Тогда уже стало ясно, что нужно его искать. Или по больницам, или сразу в морг.

Отца я опознал сам. Не нашел его среди живых и поехал в морг. В морге было одно неопознанное тело, но это оказался не он. Я ждал там, пока всех привезут. Где-то в два часа ночи его привезли, я показал фотографию на телефоне, и мне сказали: «Пройдите, посмотрите». Посмотрел — он.

Мой отец с детства болел за «Динамо» и хотел, чтобы я за «Динамо» играл. Я профессионально занимаюсь баскетболом, а папа занимался греблей и регби. На похороны пришел его тренер. Еще он каждый день ездил играть в футбол. Помощи никакой я ни от кого не жду, я уже все сделал. От государства помощи не было, да и не хочу я от него помощи никакой. Не надо, спасибо. Была минимальная помощь от руководства кладбища, спасибо ему за это. Не знаю, было ли эго по чьему-то указанию. Никому говорить я ничего не хочу. Меня все равно никто не услышит. Мне хватило, что на похороны моего отца пришло столько людей, что многие его помнят и любят».

Комментарии

Самое популярное

Наверх