Открытие Oyster Ваr

Романтжеский комплект — устрицы с шампанским — Алексей Гарбер и Юлия Русадзе употребляют исключительно по работе.

В первый день лета в Парке Горького начал работать неожиданный аттракцион под названием Oyster Ваr. Бар с устрицами и другими морепродуктами вырос аккурат между «Гаражом» Дарьи Жуковой и ларьком с мороженым и газировкой Михаила Куснировича. Заведение никак не нарушило концепцию своеобразной Аллеи Славы, поскольку имена двух совладельцев нового бара отлично известны светской Москве.

Это постоянный участник, можно сказать, ветеран «татлеровского» рейтинга женихов Алексей Гарбер и Юлия Русадзе — девушка из хорошей семьи, ландшафтный дизайнер и просто красавица. Третий соучастник дела, Илья Сохин, на светский рожон не лезет, зато обеспечивает предприятие морепродуктами исключительной свежести в надлежащем ассортименте. Вечеринку по случаю открытия заведения посетили лучшие представители пухлой, как губы после коллагена, телефонной книжки Гарбера.

Гостьи убили не одну пару «маноло» и «лубутенов» о гравий, которым Юлия Русадзе посыпала пространство между баром и Пионерским прудом. Но ужас утраты скрашивали устрицы, выловленные накануне далеко не в этом пруду, и черная икра с шампанским — ни та, ни другое так и не закончились. После триумфального открытия Алексей прямиком направился туда, где некоторое время назад и родилась идея Oyster Ваг — в Сандуновские бани. На то, чтобы вытащить его оттуда, естественным образом понадобилось некоторое время, поэтому за завтраком в новом месте в назначен- ный Алексеем час мне повезло обнаружить только Юлию.

Несколько лет назад Trial-News.RU поспешил внести ее в рейтинг новообразовавшихся невест. Поспешность оказалась совершенно оправданной — не прошло и трех лет, как Юлия вновь счастлива, замужем за финансистом с тремя высшими Петром Ващенко и даже успела самостоятельно обустроить сад вокруг зачетного дома на Ильинском шоссе, который супруги приобрели как сейчас модно — совместно. Зиму после разрыва Юлия коротала в Марбелье, предоставив бывшему супругу, канадцу Доминику Гуалтьери, финансисту и совладельцу Soho Rooms, самостоятельно разбираться с разводом: «Я всегда так решаю вопросы — убегаю! А еще ничего не планирую: просто уехала на день рождения к сестре. Думала, на два дня, а оста лась на три года. Мне хотелось перемен и не хотелось в чем-либо разбираться!»

Вот и знакомство с новым супругом состоялось, во время короткого побега из Москвы в Париж: «На самом деле я уже возвращалась, и в самолете ко мне подошел мужчина. Сказал, что видел меня на дне рождения у Леши Гарбера. Это была правильная самопрезентация: я ведь уже не помню, сколько именно лет мы с Лешей дружим!» Дальше все так лихо завертелось, что даже пышных свадебных торжеств не было: «Сначала купили квартиру, потом дом, теперь вот я занимаюсь баром. Тем же вечером, когда Леша и Илья в Санду-нах придумали концепцию ресторана, мы ужинали все вместе, и они были настолько воодушевлены, что я решила поучаствовать. Муж меня, конечно же, поддержал. Мне с ним вообще повезло».

К слову, завтрак Юлии состоял из яичницы и кофе. «Все-таки еще рановато для моллюсков! Хотя клиенты просят нас сде- лать утреннее спецпредложение — шампанское и устрицы. У нас же абсолютная дача в пяти минутах от Садового кольца. А еще тут постоянно носятся какие-то бегуны из World Class. Думаю, будет логично, если на финише они будут забегать к нам — отметить победу. А еще нас называют «гламурным прудом», потому что «Гараж» напротив». Казалось бы, не за гламур и его адептов в своей новой инкарнации борется самый известный парк Москвы, и среди модно оформленных «воккерных» и «бургерных» устричный изыск выглядит неожиданным. Так кто же допустил?

Подобные вопросы и ответы на них явно находятся в ведении Алексея, которого мне таки удалось поймать в рабочий полдень в Романовом переулке, где находится офис GHP Group, созданной из ребра Fleming Family & Partners Гарбером-старшим. Именно в этой компании сейчас лежит трудовая книжка Гарбе-ра-младшего. «Когда мы пришли с идеей такого по-европейски легкого морского бара в Парке Горького, его директор Ольга Захарова, сама большая любительница морских гадов, восприняла проект на ура. Но конкретно этот участок, где все и находится, принадлежит «Гаражу». Однако Даша Жукова тоже небезразлична к моллюскам — наша мысль понравилась и ей. Любителем морепродуктов оказался и Сергей Капков, идейный вдохновитель нового старого парка, и все остальные ответственные граждане. Нам удалось убедить их в том, что будет очень качественная еда и очень хорошие едоки. Собственно, наш повар много лет проработал у Романа Абрамовича», — с явным увлечением рассказывает Алексей. Инвестиции в проект в несколько раз превысили изначально запланированные: «Было понятно, что остановиться уже не получится, поэтому мы просто привозили очередную сумму». Но теперь, после открытия, Алексей Гарбер смотрит на перспективы бара с оптимизмом: «Задачи построить сеть у нас нет, но я искренне убежден, что этот формат идеально впишется в атмосферу Патриарших». Для Алексея, который много лет подряд отрабатывал, не жалея себя, образ круглосуточного тусовщика, рыбное заведение — неожиданный выбор: «Я не хочу, чтобы наш бар становился местом для вечеринок или препати. Мне ведь довольно часто предлагали открыть бар имени меня, но я всегда отказывался». А вот ближайший друг Гарбера-младшего, Алексей Киселев, сделал Kisa Terrace под крылом Ginza — и прекрасно себя чувствует.

На открытии Oyster Ваг Киселев радовался за товарища до утра — хотя нам казалось, что под влиянием Иды Лоло Киса несколько остепенился. Алексей Гарбер, кстати, тоже замечает, что нынче проводит досуг не так интенсивно, как раньше: «Мне уже не двадцать, мне тридцать, — весомо говорит он, как будто речь идет не о закрытом, а об открытом переломе, — и я чувствую разницу между тем, как я тусовался тогда и сейчас. Я смотрю на моего друга Фаваза Груози — он классный, обаятельный, веселый, с хорошим чувством юмора. Про него шутят, что он генетически измененный. Не думаю, что мне хватит сил в его возрасте жить так же!» И все-таки на вопрос, не хочется ли ему иногда побыть одному, светский лев выдает твердое «нет»: «Бывает, что я хочу поваляться на диване под хорошее кино, но это скорее исключение.

Еще одно исключение — время, которое я провожу со своей девушкой. Здесь ее еще не видели. Лиз Грендене — из Бразилии, живет в Лондоне, учит русский язык, я летаю к ней через выходные». Так продолжается уже восемь месяцев, и тяга к перелетам не ослабевает. Есть от этих челночных рейсов и педагогическая польза: по свидетельству очевидцев, смуглая красавица и начинающий фэшн-блогер уже научилась вполне сносно выговаривать «Альоша». Большую часть третьего десятка своей жизни Алексей Гарбер посвятил работе в «Роснефти». Еще до того, как эта компания стала нефтяным символом державности и имперских амбиций, такое место работы несколько контрастировало с активной светской позицией героя — ходили даже слухи, что эту активность ему ставили на вид.

Но по словам самого финансиста, его круглосуточное пати никого не смущало: «Моему непосредственному руководству всегда была важна только моя эффективность в рабочее время. Когда я пришел в финансово-кредитный отдел «Роснефти», казалось чудом, если удастся взять кредит на сто миллионов, а когда я уходил, мы подписали обязательства на двадцать четыре миллиарда. Компания демонстрировала удивительную динамику. Но перспектив развития у меня там больше не было, началась смена кадрового состава — приходила команда Сечина. В какой-то момент мне стало совсем неинтересно. С папой у меня всегда были хорошие отношения. Отец не диктовал, кем мне надо стать в жизни.

Установка была такая: делай, что хочешь, но делай хорошо. Но от формата «отец-сын» к формату «друт-друг» мы смогли перейти только после «Роснефти», когда я ушел в строительную компанию, основным клиентом которой являлся МИД — мы строили и реконструировали посольства. Именно там я и начал капитализировать свою контактную базу». Этим же контактный Алексей занимается в GHP Group и в de Grisogono: «Но с Фавазом это взаимный процесс: я представляю его своим друзьям, которые с радостью становятся его клиентами, а знакомства на его вечеринках в Каннах или на Сардинии открывают мне новые двери». Алексей уверен, что и с Oyster Ваг будет то же самое: «Рестораны хороши тем, что способны привлечь не только друзей и приятелей, но и совершенно посторонних людей. Правда, для этого место должно быть отличным. Значит, устрицы у нас будут как осетрина — только первой свежести».

TRIAL NEWS