Ольги Томпсон рассказала о себе

«Вы уже видели ткани Ольги Томпсон?» Вот, пожалуй, самый популярный вопрос, который этой весной звучал в кругу московских декораторов. Мы попросили Ольгу рассказать о себе и о своей работе.

О СЕБЕ
Я родилась в Москве, с детства занималась балетом. В 14 лет уехала в Америку, училась в Стэнфордском университете, какое-то время провела в Оксфорде, изучала искусствоведение, литературу. Еще во время учебы начала работать в Legion of Honor Museum в Сан-Франциско, организовывала выставки но истории балетного костюма и сценографии. Позже я работала над выставкой Вацлава Нижинского для музея д’Орсе в Париже. При любой возможности отправлялась на любимые блошиные рынки. Все это время я продолжала танцевать, правда, уже не балет, а современные танцы. Ну, а в 2002 году я вышла замуж за фотографа Чарльза Томпсона, сейчас у нас уже пятеро детей.

ДЕТИ, БАНКЕТКИ И ЛЕРМОНТОВ
С появлением детей я стала много времени проводить дома, занялась оформлением интерьеров — сбылась давняя мечта! В какой-то момент осознала, что не могу найти подходящие обивки и шторы. Тогда и возникли первые идеи тканей Tissus Tartares. Например, раньше я обивала банкетки килимами. Но дети жаловались, что они колючие. Так появился мой «Лермонтов». Дизайн этой красивой, гладкой и, что важно, немаркой ткани из смеси льна и хлопка создан но мотивам ковров, которые русские офицеры расстилали на траве во время привалов.

Ольги Томпсон о себе

И ЕЩЕ О БАНКЕТКАХ
Мне понравилось, как Юлия Богацкая — хозяйка салона Atmosfera Interiors, где представлены мои ткани, — обтянула антикварные банкетки «Жар-птицей» и «Икатом» из моей коллекции. Обычно подобные предметы обивают однотонным шелком, получается скучная «музейная» вещь. А так очень свежо выглядит.

РУССКО-ФРАНЦУЗСКИЙ
Компания Tissus Tartares и все ткани носят французские названия. Во-первых, это реверанс в сторону моих любимых Дягилевских сезонов. А во-вторых, коммерческая необходимость. Коллекция была сначала представлена в Европе, а уже потом в России.

О КОЛЛЕКЦИИ
Мои ткани — «Московское лето», «Щелкунчик», «Садко», «Фонтанка», «Наташа», «Степной цветок», «Лева» — созданы под влиянием евразийской культуры, в которой сплелись Восток и Запад. Каждый рисунок — современная интерпретация старинных платков, вышивок и типажей народов России XVIII-XX веков. В работе над ними я использовала эмигрантские журналы начала XX века, фарфор, обрезки тканей, обоев. Ткань «Вся Россия» создана на основе гравюр XVIII века, где изображены калужская помещица, камчадал, башкир, крымский татарин. Я изменила эти рисунки в масштабе, сделала коллаж, используя элементы шинуазри и французских тканей жуй. Вообще вдохновение может прийти откуда угодно. Однажды мое внимание привлекла клетчатая подкладка узбекского халата. Сегодня она просматривается в узоре ткани «Маленькая дача». Из нее, кстати, получаются очаровательные шторы.

Ольги Томпсон о себе

О БЫЛОМ
Наш хит продаж — ткань «Жар-птица» — украшен коллажем в духе «Мира искусства». Я следила за тем, чтобы краски были насыщенными, но словно немного выцветшими. Так старинные принты выглядят более элегантно — как приятное воспоминание о былом.

КАК ИСПОЛЬЗОВАТЬ?
У меня есть собственная классификация иитерьерных тканей. Первый тип — те, которые могут «нести» комнату. Иными словами, когда одну ткань можно использовать повсеместно: сделать из нее шторы, обивку для потолка и стен. К таким тканям относится, например, «Вся Россия». Другой тип тканей я называю «акцентными». Ими можно обтянуть пару подушек или какой-нибудь «стратегический» стульчик, который по замыслу декоратора стоит на самом видном месте.

СМЕНА ДЕКОРАЦИЙ
Я не люблю пыльные антикварные интерьеры, которые нельзя «потрогать». Дома я часто переставляю мебель, меняю абажуры, скатерти. По праздникам мы облачаем мебель в нарядные «платья». Съемные чехлы — самый простой способ обновить интерьер и создать запоминающуюся атмосферу.

Ольги Томпсон о себе

О ЛЮБВИ
Я до сих пор отчетливо помню зеленый с оранжевым виноград на шторах в советской квартире моего детства. Ткань вообще очень эмоциональная вещь. В нее легко влюбиться, к ней можно испытывать привязанность. В наше время эти чувства притупляются. Наверное, поэтому многие жилые интерьеры сегодня напоминают гостиницы. В них есть фешенебельность, но нет книг и чувства «милого сердцу» дома. Меня эта ситуация огорчает. Свои работы я создаю для тех, кто любит свой дом, скучает по нему, хочет наполнить его живыми цветами и ощущением радости, которое несут мои ткани. Уве-рена, ЧТО ВЫ ЭТО чувствуете. Записала Полина Чесова.

TRIAL NEWS