Общество

Как определяют погоду в гидрометцентре

С наступлением осени в редакции Trial-News.RU только и разговоров, что о погоде. Такие разговоры и до гидрометцентра доведут, а это дом, где главней всего погода.

Неловко идти по улице одетым «не в тему»: все в майках — ты в куртке, все в штанах — ты в шортах. Но еще неудобнее ошибиться с нарядом, когда идешь в Республиканский гидрометеорологический центр. На улице солнце, я в ненужном плаще, зато Дмитрий Рябов, начальник службы гидрометеорологических прогнозов Республиканского гидрометеорологического центра, одет в костюм как раз для погожего сентябрьского дня. Вместе мы поднимаемся на холм, где расположена метеорологическая станция. За холмом — уже надломленная башня Московского автовокзала.

— Вид, конечно, не очень, — расстраивается Дмитрий. — Разрушают мой любимый автовокзал.

Открываем калитку — и вот они, пара десятков приборов, которые измеряют температуру, влажность, скорость и направление ветра, количество солнечной рассеянной радиации и еще множество других показателей, с которых начинается таинство прогнозирования погоды. Через каждые три часа (хоть ночью, хоть в выходной) специалисты снимают с приборов показания.

Минская станция, как все другие в стране, живет по гринвичскому времени, чтобы сообщать о погоде в унисон с метеорологическими станциями по всему миру. Не позже чем через 7 минут данные должны быть отправлены в один из мировых прогностических центров, которых только три — Мельбурн, Вашингтон, Москва, чтобы снова попасть в Минск, но уже нанесенными на синоптическую карту.

— Знаете ли вы, что температура в разных местах города в один и тот же момент отличается? — просвещает нас Рябов, открывая деревянную дверцу метеорологической будки. — Это называется климатом мегаполиса. Самые теплые районы у нас — Центральный и Заводской, то есть те, где есть фабрики, заводы. Холоднее всего в спальных районах. Разница порой достигает 1-2 градусов, а это ощутимо. Из метеорологической будки на свет появляются…

— Термометры, — предупреждает Дмитрий. — Градусники вы себе под мышку засовываете, а это термометры.

Здесь, внутри темного спокойствия будки термометры измеряют истинную температуру воздуха — и никогда не ошибаются, в отличие от своих коллег за окнами домов, обдуваемых ветром и прогреваемых солнцем. Температура — это один из почти сорока метеопоказателей, о которых знают приборы на станции. Анемометр помогает измерить скорость ветра, гелиограф регистрирует продолжительность солнечного сияния в течение дня, осадкомер — ну, впрочем, и так понятно. Наиболее сложным приборам вовсе не нужен заботливый метеоролог, снимающий показания: сами все обработают и перешлют.

Налюбовавшись на «градусники» и другие приборы, уходим от станции. Огибаем здание обсерватории — то, что с двумя полосатыми шарами на макушке.

— 1934 год! Когда обсерваторию строили, считалось, что это загород, — рассказывает Рябов, а мы с фотографом согласно киваем головами. — Памятник культуры. Всё пытаемся найти деньги на ремонт, но…

Конец фразы упирается прямо в обшарпанную стену здания. Можно не продолжать. Кстати, веселые шары на обсерватории — всего лишь декоративный элемент. Здесь должны были расположиться метеорологические локаторы, которые сканируют облачность. Но город застраивался высотными зданиями, что мешают сканированию, и локаторы установили в Национальном аэропорту.

За зданием обсерватории натыкаемся на непонятного назначения каменные кульки в дырочку высотой в полчеловека. Что такое?

— Дождевые чаши, — пожимает плечами Дмитрий, и я уже прикидываю, что тут можно измерять, когда Рябов продолжает: — Дипломная работа выпускницы Академии искусств, стоит для красоты.

Конфуз! Увожу от чаш фотографа.

САМЫЙ ИЗВЕСТНЫЙ МЕТЕОРОЛОГ

Пока наша компания идет от метеорологической станции, познакомьтесь поближе с начальником службы гидрометеорологических прогнозов Дмитрием Рябовым: впрочем, его знают все, кто интересуется погодой и смотрит телевизор.

— Я захотел стать морским офицером, а получился не только офицером, но и еще морским синоптиком. Пять лет служил в Мурманске на авианосце «Адмирал Кузнецов», куда садятся истребители. Жизнь всего экипажа там зависела от погоды. Куда идти, куда лететь? На какой якорь становиться? Если самолет взлетает, а ветер боковой, то можно перевернуться. Точность требовалась большая! Если я капитану доложил бы только: «Облачно с прояснениями, местами дожди» — мне бы мало не показалось.

Как определяют погоду в гидрометцентре

Дослужившись до звания капитан-лейтенанта, Рябов вернулся на родину и устроился синоптиком в Республиканский гидрометеорологический центр. Так что не беспокойтесь, минская погода в надежных руках. После нескольких лет нанесения округлостей циклонов и антициклонов на синоптическую карту к Дмитрию пришла телевизионная слава. Сегодня его популярность так велика, что Рябова узнают на улицах и (нет, не ругают за незапланированные осадки) просят совета.

— Я рассаду хочу высадить в грунт, можно? Мы на рыбалку едем, какой ветер будет? Житейские вопросы! — улыбается самый известный метеоролог. — Хочется помочь людям. Решать за них ничего не могу, но прогноз погоды подскажу всегда.

РАВНЕНИЕ НА ЦЕНТР

Встречаем сотрудницу Гидрометцентра.

—Молодое бабье лето пришло, — на ходу докладывает ей Рябов.

— Это хорошо! — весело отзывается та.

Такой вот светский профессиональный разговор. Заглядываем в кабинет, уставленный компьютерами, — Центр телекоммуникаций, куда поступает и где обрабатывается информация не только с маленькой метеорологической станции во дворе, но и со всех станций в Беларуси, Европе, мире. Отсюда же прогноз погоды и штормовые предупреждения разлетаются к своим потребителям.

— Основная цель нашего учреждения — гидрометеорологическая безопасность Беларуси, — делается серьезным Дмитрий. — Мы должны заблаговременно предупредить руководство страны, МЧС, ГАИ и население о сложных погодных условиях. Остановить грозы и циклоны не можем, но в наших силах с помощью подготовительных и профилактических мероприятий минимизировать ущерб и не допустить человеческих жертв. По подсчетам Всемирного банка, каждый вложенный в развитие метеослужбы рубль возвращается в пятикратном размере!

Интересуюсь, каким было самое опасное погодное явление в Беларуси за последние годы.

— Каждое явление является опасным, если достигает критических значений. Но стоит выделить, конечно, «Хавьер». Такое раз в пятьдесят лет случается. Если разбирать происшествие по кусочкам, то был и снегопад посильнее, и ветер похуже, но чтобы вот так все совпало. Циклон пришел в Беларусь в пятницу, а мы о нем знали еще с понедельника. Каждый день предупреждали! Но в пятницу с утра встало солнце, минчане расслабились — а что из этого получилось, сами знаете.

Дмитрий вспоминает, что во всем Гидрометцентре в день злополучного снегопада телефоны разрывались от звонков. Да и сам он ушел с работы почти ночью. «Хавьер» заставил всех серьезно отнестись к прогнозу погоды и заодно протестировал, как Минск справляется с экстренными ситуациями. Оказалось, есть еще много проблем и вопросов.

В ОТДЕЛЕ ПРОГНОЗОВ

Еще одна комната с компьютерами и бессчетными мониторами. Здесь и только здесь в нашей стране делается прогноз погоды. На мониторах карты: докладывают, как обстоят дела с погодой в любой точке мира. Но кого во времена Google Maps удивишь снимком со спутника! Другое дело — сеть автоматических дорожных метеостанций в Беларуси, которые показывают водителям температуру воздуха и шоссе. Кликнул мышкой — и на экране появляется последняя фотография с места событий. Будете проезжать мимо, улыбнитесь.

Прогуливаюсь с Рябовым вдоль мониторов, а он объясняет, что к чему:

— Прогноз погоды — это научно обоснованное предположение о развитии атмосферных процессов. Предположение! В самом определении подразумевается вероятность ошибки. Прогноз погоды на сутки оправдывается на 95-96%, при этом температура более предсказуема, чем осадки. Прогноз на трое суток достоверен уже на 90%, на неделю — на 85%, на сезон — только на 60%.

Синоптик приходит на работу к восьми утра, а к десяти у него уже готов прогноз, который уточняется в течение дня. Еще один делается вечером. Главный инструмент — синоптическая карта, в создании которой принимает участие весь мир. По сути, это обычная географическая карта, на которую наносятся метеоданные. Синоптик с латинского языка означает «обозревающий», и не зря: «обозреть» ему приходится не одну карту. Учитываются еще данные метеорологических локаторов, спутниковые снимки… Существуют численные модели прогнозов погоды: в компьютер забивают сложнейшую и очень длинную формулу, и тот делает предсказание самостоятельно. Но вот парадокс, у синоптиков получается точнее.

Замечали, что прогноз погоды по области всегда имеет разбежку 5 °С, а по городу — 2 °С? Если синоптик не попал в эти два градуса, предсказание считается неоправдавшимся. Тогда специалист собирает всю информацию заново, анализирует и доказывает свой неудавшийся прогноз специальной комиссии. Это не наказание, а попытка не допустить ошибки в схожей синоптической ситуации. В Гидрометцентре на каждого синоптика ведется таблица оправдываемости прогнозов. На противоположной мониторам стене вижу большую карту Беларуси и приграничья, где крупные населенные пункты отмечены маленькими лампочками. Называется она штормовой картой и работает проще некуда: если где-то с погодой неладно, загорается лампочка определенного цвета.

Как определяют погоду в гидрометцентре

— Очень наглядно, — поведал Рябов. — Случаются дни, когда вся карта горит не хуже гирлянды. Беларусь — небольшая страна, но разница в погоде на ее территории бывает существенной.

Судя по штормовой карте, в Багдаде все спокойно. Только украинский Ровно светится оранжевым маячком. Тревожусь, что там еще с соседями-украинцами? За горшками с пышными фиалками обнаруживается легенда карты: желтая лампочка — туман, синяя — гололед, зеленая — ливни, оранжевая — порывистый ветер. Значит, в Ровно порывистый ветер. Но в Гидрометцентре даже он послушно прячется за маленькую фиалку.

НАПОСЛЕДОК

— Помните, что в интернете легко встретить недостоверную метеорологическую информацию, — напутствует нас Рябов перед уходом. — Прогноз погоды — тот же продукт, только скоропортящийся. Вы же смотрите, кто производитель, когда покупаете молоко? Чаще всего на сайтах размещают расчеты численных моделей, которые, как вы помните, не всегда точные. На посторонних страничках вы не встретите штормовых предупреждений, разве что побольше капелек под зонтиком нарисуют. Так что если едете отдыхать, к примеру, в Турцию, не поленитесь перевести на турецкий выражение «Турецкий метеорологический центр» — и узнать профессиональный прогноз там.

Набрасываю на плечи ненужный плащ и спрашиваю, бывает ли так, что сам Дмитрий Рябов, начальник службы гидрометеорологических прогнозов Республиканского гидрометеорологического центра, попадает под дождь без зонта.

— Бывает, — улыбается. — Нечасто, но бывает.

Комментарии

Самое популярное

Наверх