Культура

Из коллекции Натальи Григорьевой

С ростом числа работ и качества собрания Натальи Григорьевой все меньше значения придается частным эмоциям и все больше — пониманию общественной значимости своего дела.

Говорить обо — начала Наталья Григорьева — мне только как о частном коллекционере без учета моей работы в Центре и Галерее имени братьев Люмьер невозможно: она тесно связана с личным собранием, это единый организм.

Фотографию я коллекционирую лет 20, и счет идет уже на десятки тысяч работ. Это по большей части отпечатки, хотя есть и несколько авторских негативных фондов. Попадают произведения ко мне в основном благодаря личным связям: фотографии дарят; я покупаю их в фондах и у наследников, с которыми поддерживаю дружеские отношения; часть отпечатков оставляют после выставок.

В основе собрания лежит советская фотография. У нее есть особенность: сохранилось очень небольшое количество отпечатков того времени по сравнению с западной фотографией тех же периодов. Это связано с тем, что советская эпоха не баловала фотографа серьезными выставочными проектами. Качественная фотобумага музейных стандартов доставалась избранным и не всегда в достаточном объеме. Выставочные форматы как таковые возникают только с 60-х годов, в эпоху оттепели и с появлением фотоклубов, но о массовой печати все равно говорить не приходится. Тем самым советский период — особенный для арт-рынка: в обороте мало оригинальных авторских отпечатков (их я и собираю в личную коллекцию), и делается современная печать с негативов (приобрести которые предлагает моя галерея).

В коллекции находятся произведения в основном 50-х, 60-х и 70-х годов. Фотографий 20—30-х, уже хорошо принятых мировом рынком, продается немного, и они, как правило, дорогие; авторов этого времени мало; работа возможна только с наследниками; в истории искусства период также хорошо изучен. Поэтому, начиная собирать коллекцию, я решила сконцентрироваться на малоизвестной фотографии послевоенных десятилетий. Я приобретала работы целыми фондами, а потом подробно их исследовала.

Покупаю я глазами, душой. Главное — удивиться. Я пересмотрела уже сотни архивов, поэтому когда встречаю что-то незнакомое, то хочу в этом разобраться. Необычная сюжетная линия; тема, не свойственная автору или периоду времени; нестандартный размер отпечатка или качество печати… — самые разные параметры могут вывести меня как коллекционера из равновесия.

Собрание такого масштаба — это не просто огромное количество вложенных денег. Это уже миссия. За фотографиями стоят человеческие судьбы. Людей, которые дарили мне свои произведения, многих уже нет в живых. С архивами авторов постоянно что-то происходит, теряются негативы, но при этом работы фотографов сохраняются в моей коллекции. Тем самым удовольствие от владения сопровождается пониманием ответственности, которую я несу перед обществом. Это приятное чувство, но в то же время год идет за годом, и я все больше волнуюсь за сохранность коллекции и даже объясняю детям, что следует с ней делать, если со мной что-то случится. Будущая судьба собрания — сложный вопрос. Семейная преемственность хороша только в том случае, если я действительно пойму, что кто-то из моих детей сможет посвятить фотографии свою жизнь.

Наталья Григорьева считает, что если  же рассматривать коллекционирование как инвестицию, то в России это «длинные деньги». Сегодня ощутимо заработать на фотографии в нашей стране не получится, и это вопрос будущего.

Представленную здесь работу в виде винтажного отпечатка на изумительной бумаге необычного формата я купила у наследников Наума Грановского. Я искренне люблю этот кадр, т.к. он рассказывает мне о Москве, где жили поколения моей семьи, где гуляли мои родители, дедушки и бабушки. В этот город мне все время хочется возвращаться. В этой Москве очень много неба, солнца и ощущения праздника, которого не хватает нам всем сегодня. И я выбрала эту работу для публикации, чтобы сделать себе и вам маленький праздник.

Комментарии

Самое популярное

Наверх