Дина Рубина: «Человек всегда хочет счастья»

Она живет в Израиле, в Москве бывает не часто. Но ощущения, что Дина Рубина «где-то далеко», нет. И третий том новой книги, который с нетерпением ждут читатели, скоро в продаже.

На обложках ее произведений нет слов «преступление», «убийство», «миллионер», «любовник»… Почему же так высоки тиражи книг Дины Рубиной? Ответ каждый найдет для себя сам, достаточно лишь открыть первую страницу. А уж как читатели ждали роман «Русская канарейка»!

О точной дате выхода книги писательница заранее не говорила, ведь пока не поставлена финальная точка, этот процесс — таинство.

«ВЫСОТЫ ВОЗРАСТА ПРОСТО НЕ БЫВАЕТ!»
Дина Ильинична, не так давно вы отметили юбилей. Как с высоты возраста оцениваете свой творческий путь — от босоногой девочки из Ташкента до знаменитой писательницы, живущей сегодня в израильском городе Маале-Адумим? Что было самым сложным и что самым запоминающимся?

Вы сильно бьете прямо в цель: «с высоты возраста», «босоногая девочка»… Я прямо-таки почувствовала себя Максимом Горьким.

Я вам так скажу: высоты возраста просто не бывает. Человеку всегда столько лет, на сколько он готов себя ощущать. Лично мне — 11, и никогда не будет 12. И не всегда возраст — высота, очень даже часто возраст оборачивается пропастью. Или глубиной, что гораздо ценнее. А что касается оценки творческого пути, так это вообще — не мое дело. Писатель свой творческий путь не оценивает, он его совершает: медленно, скрупулезно, ежедневно, скучно…

Мой писательский путь очень давно начался. И самым ярким событием стала, конечно, первая публикация в журнале «Юность». Мне было 16 лет, а журнал выходил трехмиллионным тиражом. Это была сильная прививка славы. Зато я потом никогда не болела этой болезнью: жаждой славы (улыбается).

писатель Дина Рубина

Какая книга запомнилась вам на всю жизнь?

Боюсь, не вспомню. Читать научилась рано, чуть ли не в три года, и потом глотала все подряд лет до 19, пока не стала все-таки выбирать и отсеивать. И отказываться. Но в детстве очень любила такую книгу — «Дорога уходит в даль» Александры Бруштейн. Добрая, смешная, хорошо написанная книга очень порядочного человека.

Есть ли у вас какие-то любимые города и места, куда вы возвращаетесь с особенным удовольствием или хотели бы вернуться? Вы ведь часто бываете в России.

Я вовсе не часто бываю в России. Обычно тогда, когда выходит новая книга и издательство просит моей личной информационной поддержки: выступить перед читателями. Тогда я обязательно и непременно приезжаю в Москву, в любимый Питер… С удовольствием посетила бы (и, вероятно, с новой книгой приеду) какие-то симпатичные и прекрасные города вроде Нижнего, Самары, Саратова… Да в России много чудесных городов!

Я вообще, знаете, провинцию люблю больше, чем столицы.

«ОДИНОКОЕ СУЩЕСТВО В НЕИСТОВОМ ПОИСКЕ ПАРЫ»
В ваших книгах всегда много любовных линий. Как за последние десятилетия изменились отношения между мужчиной и женщиной? Что отличает современные пары от тех молодых людей, которых вы описываете в книгах, посвященных ташкентскому детству?

Да бросьте! Ничего в этой сфере не изменилось. Я имею в виду «основные инстинкты». Человек всегда хочет счастья. В молодости он делает много глупостей, с годами начинает ценить что-то настоящее… Схема одна. Человек остается все тем же одиноким существом в поисках пары. Я бы сказала — в неистовом поиске пары.

Сейчас много говорят и спорят о том, как в современном мире изменилось представление о морали, об отношении к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Должны ли эту тему затрагивать литература, искусство, как вы думаете?

Искусство, во-первых, никому ничего не должно. Начнем с того, что оно не принадлежит народу. Писатель не отображает жизнь, он создает параллельные миры, которые чем талантливее написаны, тем зримее, реальнее и подлиннее ощущаются читателем. И если художнику нужно для этой подлинности изобразить человека с нетрадиционной ориентацией… Да какого угодно человека… То он его и изображает, не считаясь с тем, нравятся лично ему подобные люди или не нравятся.

писатель Дина Рубина

Сегодня стоит проблема безграмотности, особенно среди молодежи. Школьники и студенты мало читают, пишут с грамматическими ошибками. Специалисты винят тут социальные сети. Как, по-вашему, можно исправить ситуацию к лучшему?

Эту тему я выбрала для Тотального диктанта, там все написано, что я думаю по этому поводу (писательница стала автором текста юбилейного, 10-го, диктанта в рамках ежегодной образовательной акции «Тотальный диктант», когда все желающие могут проверить свою грамотность. — Ред.). Да зайдите на любые форумы, почитайте там комментарии к любому невинному событию… У вас потемнеет в глазах. Как исправить ситуацию к лучшему? Думаю, нужно добавить больше уроков русского языка в школе, ввести такие дисциплины, как риторика, например — как это было в царских гимназиях. А я бы еще добавила такой предмет — «эпистолярика». Заставила бы учиться письма писать, а то мы все умрем «с эсэмэской в зубах»…

«НАЛЕТАЙ, РЕБЯТА! НИНО ПИШЕТ ТЕТКА…»
Герой вашей книги «Белая голубка Кордовы» — художник и мастер подделок шедевров живописи. Всегда сложно передать через слово ощущение от картины, а у вас это замечательно получается. Может быть, потому, что ваш муж, Борис Карафелов, художник? А в книге «Окна» текст и вовсе составляет идеальный симбиоз с картинами Карафелова. Как вам это удается?

Ну, у меня ведь и отец — художник. Я в этом выросла, и то, что для рядового «зрителя картин» является профессиональным секретом, для меня — элементарные знания о труде художника. Кроме того, я и не скрываю, что, работая над «Голубкой», глубоко изучала вопросы техники реставрации, техники живописи… Я всегда так работаю над книгами.

Авторы работают, а книжные пираты воруют их интеллектуальную собственность. Как с этим борются в Израиле? И что следовало бы делать у нас в России?

Честно? Даже не знаю. Пиратство отвратительная вещь в любой части света. А писатели к тому же беззащитны. Ты сидишь и пишешь книгу три года, спина у тебя уже не поддается никакому лечению, правая рука немеет, бессонница стабильна, как инфляция… Выходит книга, и через пару дней она появляется в бесплатном доступе. Это, знаете, даже не пиратство — то предполагает некую выгоду, что ли. Это просто радостное жеребячье желание поделиться понравившимся текстом с друзьями — налетай, ребята! Ничо пишет тетка… Причем именно такие люди очень уважают собственные заработки и особенно внимательно следят, чтоб их не обсчитали.

Узнают ли себя ваши знакомые в ваших романах? Не было ли случая, чтобы звонили вам и говорили: «Да это же я!»

Бывает, бывает… Я не особенно часто использую какие-то черты реальных людей. Но — бывает. Сложная тема, не безболезненная. Человек ведь себя видит изнутри, и даже когда подозревает, что в основу характера моего героя положено что-то такое… ему знакомое, он обычно успокаивает себя, что это вовсе не он или она.

«ГРУЗ ТЯЖЕЛЫЙ, НО СЛАДОСТНЫЙ»
Отличительной особенностью ваших книг всегда был юмор. Вы тоже производите впечатление человека, который трудности встречает с улыбкой. Можно ли сказать, что эта черта врожденная?

Как-то не замечала, что мои последние романы очень смешно читать. В юности — да, юморила, много было энергии, надежд, уверенности в наступлении (завтра) лучших времен. С годами это как-то, знаете, рассеивается. Из года в год видишь все ту же подлость, ту же продажность, политические интриги, ложь… И становится не очень смешно. Нет, никакие трудности я с улыбкой не встречаю, и характер у меня не из легких. Просто я умею держать себя в руках. Я ведь Дева.

писатель Дина Рубина

Как вы относитесь к тому, что введены ограничения для книг, фильмов и телепередач — пресловутое «12+», «т8+»? Как можно правильно решить, что ребенку стоит читать именно эту книгу, а другую — нет?

Никак нельзя решить. Есть дети, которым можно в пять лет дать в руки «Золотого осла» Апулея, и они будут зачарованы чистотой замысла и волшебством магии образов. А бывают взрослые, которым надо запретить читать «Анну Каренину», потому что эта книга может развратить их неустойчивое воображение.

Как вы думаете, какие темы сегодняшнего дня останутся в литературе?

Да все те же: как достойно прожить эту жизнь, как сохранить любовь, найти себя, выжить в этом бессердечном мире… И тому подобное — то, чем тысячелетиями занималась литература.

Есть кто-то из современных писателей (в России или за рубежом), достойный того, чтобы ему установили памятник? Или это вопрос не сегодняшнего дня?

Мне, конечно! Я поднимаюсь в три ночи и начинаю отвечать на письма. Разве это не подвижничество? Вот на вопросы ваши вовремя ответила. По-моему, вполне достойно памятника при жизни (смеется). Если же серьезно… Достоин ли писатель памятника, видно будет лет через сто… Давайте потерпим.

Многие читатели, которые уже успели прочесть оба тома «Русской канарейки»,наверняка задаются вопросом: когда ждать следующей книги Дины Рубиной?

Вы имеете в виду третий том романа (он будет называться «Блудный сын»)? Вот сейчас работаю над ним очень напряженно, ведь это — самый сложный отрезок романа, конец пути для героев и автора, развязка всех сюжетных линий огромного романа с таким количеством героев, с каким может сравниться только одесский Привоз. Словом, уже не чаю освободиться, сбросить с плеч этот груз — немыслимо тяжелый, но и, конечно, сладостный!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
TRIAL NEWS