Фирма Zagrebin Drums

Александр Ильин начинал в 12 лет «подмастерьем» при Михаиле Загребине, «барабанном мастере всея руси» (как он сам называет своего учителя). Сейчас Александр возглавляет фирму Zagrebin Drums.

Ниша у Zagrebin Drums любопытная: она не только продает инструменты собственного изготовления, но и охотно берется за переделку продукции зарубежных конкурентов. Технология, изобретенная основателем компании Михаилом Загребиным, дает дешевым барабанам и тарелкам новую жизнь: инструменты начинают звучать так, как надо. На узкопрофильных форумах музыканты часто величают его лучшим отечественным специалистом по части ударных инструментов. В любой ветке обсуждения, касающейся проблем со звучанием барабана, рано или поздно всплывает совет «Отнеси к Загребину!».

В петербургской мастерской инструмент подвергается полной переделке. В частности, тарелки перековывают вручную, придавая им новую форму и толщину, затем подвергают термической и химической обработке, наносят защитное покрытие. «Прочие производители сначала нагревают бронзовую заготовку, а затем придают нужную форму специальными роликами, имитируя ковку. То есть свободно резонирующий металл вводят в напряжение, и поэтому тарелки «не звучат», — объясняет Александр Ильин. — Мы меняем процессы физической и термической обработки местами: сначала заковываем тарелку, а затем нормализуем металл с помощью температуры. Атомы кристаллической решетки в металле возвращаются на свои места, и тарелка начинает резонировать правильно. Звук получается чистым, ярким и четким». В мастерской производятся и тарелки под собственным брендом: для частных музыкантов — из сплава меди и олова, для корпоративных заказчиков — из более дешевой латуни.

Корпусы барабанов изготавливаются преимущественно из дерева или металла. Технология довольно сложная и, как и в любой ремесленнической мастерской, основывается исключительно на ручном труде. Сначала шпон карельской березы нарезают на куски в зависимости от размера будущего барабана, затем распаривают в горячей ванне и накатывают на цилиндр. Заготовку сушат, склеивают и вставляют ребра жесткости для дополнительной прочности корпуса. В зависимости от пожеланий заказчика барабан лакируют или тонируют морилкой. Металлические корпуса изготавливают из латуни или тонкой стали. Мембранная поверхность, по которой играют палочками (в народе она называется «пластик»), изготавливается из специального полимера — и в зависимости от задач музыканта может быть совершенно разной. Джазовые исполнители предпочитают поверхность со специальным шероховатым напылением, которое подходит для игры щетками. Для рока используют более толстые двойные пластики, между которыми закачивается жидкость наподобие глицерина. Такое сочетание дает мощный, сочный звук.

Михаил Загребин впервые начал изготавливать музыкальные инструменты еще в школьные годы. Первым его творением стали щетки для барабанов — две расплющенные трубочки с металлической проволокой внутри. Позднее, во время обучения в музыкальном училище, он стал делать и тарелки, и дефицитные малые барабаны, которые звучали не хуже «фирменных». В 1975 году Загребин начал принимать заказы на ремонт и изготовление инструментов, благо производственные условия имелись: мастер пользовался лабораторией Ленинградского завода музыкальных духовых инструментов, где работал специалистом по сплавам и металлам. Слух о нем быстро разошелся по оркестрам и музыкальным школам, и вскоре заказы стали поступать отовсюду.

В 1996 году Загребин пришел в одну из петербургских музыкальных школ: дирижер школьного оркестра пригласил его взять несколько инструментов на ремонт. Через неделю мастер вернул барабаны — в отличном состоянии, с новым звонким звуком. Один из учеников пришел в такой восторг от метаморфозы, что немедленно познакомился с мастером и стал интересоваться, как можно добиться такого результата. Этим учеником как раз и был в свои двенадцать лет Саша Ильин, будущий директор компании Zagrebin Drums. Выяснилось, что Загребин и Ильин практически соседи: барабанная мастерская, давно перенесенная за пределы завода в поселок Левашово, находилась через улицу от дачи подростка. Ильин немедленно попросился в подмастерья: учился вытачивать детали из дерева, навивал струны, резал, пилил, сверлил, ковал. Все это время он грезил идеей построить полноценное производство ударных инструментов.

Мечта осуществилась в 2004 году. Ильин инвестировал собственные сбережения в строительство специализированного цеха, став полноправным партнером по бизнесу. Почти целый год они занимались разработкой оборудования, заказом деталей и сборкой станков — и только затем запустили производство. Первоначальные затраты окупились уже через три-четыре года. Клиентов, по словам Ильина, «добывали» с помощью прямых продаж: ходили на парады и выступления оркестров, знакомились с дирижерами, лично объездили всех директоров музыкальных школ региона. Таким образом удалось заполучить контракты с военно-оркестровой службой Западного военного округа, обеспечить инструментами дома культуры, детские кружки, ансамбли барабанщиц, музыкальные школы и училища. Корпоративные клиенты сегодня приносят Zagrebin Drums почти две трети выручки. «Частные музыканты — народ в основном небогатый, — объясняет диспропорцию Александр Ильин. — Мало кто решается на покупку нового инструмента, в основном «тю-нингуют» бывшие в употреблении».

Сейчас компания выросла из формата частной мастерской одного специалиста: на производстве заняты пять постоянных сотрудников, а под крупные заказы нанимают временных работников. Михаил Загребин до сих пор старается прикладывать руку к каждому барабану: советует, какой толщины сделать корпус, какую глубину придать барабану, чтобы он звучал так, как хочет заказчик. Секретов получения идеального звука множество. Так, для звонкости нужно брать плотные породы дерева, а не пористый глухой вяз, в основном используемый конкурентами. Декоративный пластик, которым отделывают барабан, нужно проклеивать по всей поверхности, чтобы не создавались воздушные прослойки, мешающие резонировать корпусу. «Мануфактурный товар никогда не сравнится с ручной работой, — говорит Ильин. — Невозможно добиться того уровня контроля, который имеем мы, когда через конвейер идут сотни барабанов».

Помимо производства и ремонта, у компании есть небольшая торговая площадка, где продаются комплектующие от производителей Тайваня и Китая и разная мелочовка вроде пластиков и палочек. Она позволяет «подстраховаться» в сезонные моменты, когда спрос на основные инструменты провисает. Как отмечает Александр Ильин, доходы от всех направлений деятельности примерно одинаковые, однако маржа в торговых операциях заметно выше. «Заниматься производством в России невероятно трудно, — поясняет он. — Мы часто не можем найти поставщиков какого-либо сырья или материала, поскольку имеем небольшие объемы заказов. Пытались как-то модернизировать барабанные узлы и обошли несколько заводов с просьбами выточить отдельные детали. Но никто не хочет перестраивать оборудование ради мелких партий. Допустим, нам нужна бронзовая полоса нестандартной ширины. Заказом в полтонны никого не заинтересуешь, нужно брать десятки тонн. При этом нет гарантий, что ты получишь именно то, что хочешь — качество «гуляет» от партии к партии».

Другая проблема в том, что небольшому отечественному производителю никогда не удастся конкурировать по цене с дешевыми инструментами из Китая и с Тайваня. В тендерах часто побеждают поставщики азиатских производителей, инструменты которых заведомо хуже по качеству. По словам директора компании, доходит до абсурда: российская армия играет на инструментах вероятного противника.

Бороться с соперниками компания собирается на их же поле: она намерена превратить барабан из России в полноценный международный бренд. «Мы хотим культивировать советскую эстетику, создать ностальгический эмоциональный заряд, — делится планами Александр Ильин. — Есть задумка делать барабаны с красной звездой, которые могут привлечь в первую очередь эмигрировавших музыкантов». Правда, дальше обдумывания проект не идет. Все упирается в нехватку финансовых ресурсов, которые необходимы для расширения производства, привлечения оборудования и дополнительной рабочей силы, создания рекламной кампании и ориентированного на зарубежные продажи онлайн-магазина. Так что марш русского барабана по миру придется пока отложить.

TRIAL NEWS